Св. Максим Грек икона

Св. Максим Грек

Икона Св. Максим Грек

.
Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом  с позолоченным нимбом.  Размер 20- 30 см.

Святой Архангел Михаил

Архангел Михаил икона
Архангел Михаил икона

Икона Св. архангел Михаил

.
Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом  с позолоченным фоном.
Размер 40- 50 см.

Икона Св. архангел Михаил

.
Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом  с позолоченным нимбом.  Размер 30- 40 см.
Св. Марк апостол икона

Святой апостол и евангелист Марк

Икона Св. апостол Марк

.
Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом  с позолоченным фоном.
Размер 40- 50 см.
Св. Матфей апостол икона

Святой апостол и евангелист Матфей

Икона Св. апостол Матфей

.
Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом  с позолоченным фоном.
Размер 40- 50 см.

Иконы именные и аналойные

Св. Моисей Угрин

Св. Моисей Угрин икона

Икона Св. Моисей Угрин

.
Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом  с позолоченным нимбом.  Размер 20- 30 см.

Закрыть

Святой апостол и евангелист Матфей


Был апо­сто­лом из две­на­дца­ти. До об­ра­ще­ния ко Хри­сту Мат­фей слу­жил мы­та­рем, сбор­щи­ком по­да­тей для Ри­ма. Услы­шав глас Иису­са Хри­ста: «Иди за Мной» (Мф.9.9), он оста­вил свою долж­ность и по­шел за Спа­си­те­лем. Вос­при­няв бла­го­дат­ные да­ры Ду­ха Свя­то­го, апо­стол Мат­фей вна­ча­ле про­по­ве­до­вал в Па­ле­стине. Пе­ред ухо­дом на про­по­ведь в даль­ние стра­ны по прось­бе иуде­ев, оста­вав­ших­ся в Иеру­са­ли­ме, апо­стол на­пи­сал Еван­ге­лие. В ря­ду книг Но­во­го За­ве­та Еван­ге­лие от Мат­фея сто­ит пер­вым. На­пи­са­но на ев­рей­ском язы­ке. Ре­чи и де­я­ния Спа­си­те­ля Мат­фей из­ла­га­ет в со­от­вет­ствии трем сто­ро­нам слу­же­ния Хри­ста: как Про­ро­ка и За­ко­но­да­те­ля, Ца­ря над ми­ром неви­ди­мым и ви­ди­мым и Пер­во­свя­щен­ни­ка, При­но­ся­ще­го Жерт­ву за гре­хи всех лю­дей.

Свя­той апо­стол Мат­фей обо­шел с бла­го­ве­сти­ем Си­рию, Ми­дию, Пер­сию и Пар­фию, за­кон­чив свои про­по­вед­ни­че­ские тру­ды му­че­ни­че­ской кон­чи­ной в Эфи­о­пии. Стра­на эта бы­ла на­се­ле­на пле­ме­на­ми кан­ни­ба­лов с гру­бы­ми обы­ча­я­ми и ве­ро­ва­ни­я­ми. Свя­той апо­стол Мат­фей сво­ей про­по­ве­дью здесь об­ра­тил несколь­ких идо­ло­по­клон­ни­ков к ве­ре во Хри­ста, ос­но­вал Цер­ковь и по­стро­ил храм в го­ро­де Мир­ме­ны, по­ста­вил в ней епи­ско­пом сво­е­го спут­ни­ка по име­ни Пла­тон. Ко­гда апо­стол усерд­но мо­лил Бо­га об об­ра­ще­нии эфи­о­пов, во вре­мя мо­лит­вы явил­ся ему Сам Гос­подь в об­ра­зе юно­ши и, дав жезл, по­ве­лел во­дру­зить его у две­рей хра­ма. Гос­подь ска­зал, что из это­го жез­ла вы­рас­тет де­ре­во и бу­дет при­но­сить пло­ды, а от кор­ня его бу­дет ис­те­кать ис­точ­ник во­ды. Омыв­шись в во­де и вку­сив пло­дов, эфи­о­пы из­ме­нят свой ди­кий нрав, ста­нут доб­ры­ми и крот­ки­ми. Ко­гда апо­стол нес жезл к хра­му, то встре­тил на пу­ти же­ну и сы­на пра­ви­те­ля этой стра­ны Фул­ви­а­на, одер­жи­мых нечи­стым ду­хом. Свя­той апо­стол име­нем Иису­са Хри­ста ис­це­лил их. Это чу­до об­ра­ти­ло ко Гос­по­ду еще мно­же­ство языч­ни­ков. Но вла­сте­лин не хо­тел, чтобы его под­дан­ные ста­ли хри­сти­а­на­ми и пе­ре­ста­ли по­кло­нять­ся язы­че­ским бо­гам. Он об­ви­нил апо­сто­ла в кол­дов­стве и при­ка­зал каз­нить его. Свя­то­го Мат­фея по­ло­жи­ли ли­цом вниз, за­сы­па­ли хво­ро­стом и по­до­жгли. Ко­гда ко­стер раз­го­рел­ся, то все уви­де­ли, что огонь не вре­дит свя­то­му Мат­фею. То­гда Фул­ви­ан при­ка­зал до­ба­вить хво­ро­ста в ко­стер, об­лив его смо­лой и по­ста­вив во­круг две­на­дцать идо­лов. Но пла­мя рас­то­пи­ло идо­лов и опа­ли­ло Фул­ви­а­на. Ис­пу­ган­ный эфи­оп об­ра­тил­ся к свя­то­му с моль­бой о по­ща­де, и по мо­лит­ве апо­сто­ла пла­мя улег­лось. Те­ло свя­то­го апо­сто­ла оста­лось невре­ди­мым, и он ото­шел ко Гос­по­ду (60 г.). Пра­ви­тель Фул­ви­ан горь­ко рас­ка­ял­ся в со­де­ян­ном, но со­мне­ний сво­их не оста­вил. Он ве­лел по­ло­жить те­ло свя­то­го Мат­фея в же­лез­ный гроб и бро­сить в мо­ре. При этом Фул­ви­ан ска­зал, что ес­ли Бог Мат­фе­ев со­хра­нит те­ло апо­сто­ла в во­де, как со­хра­нил его в огне, то сле­ду­ет по­кло­нять­ся это­му Еди­но­му Ис­тин­но­му Бо­гу. В ту же ночь к епи­ско­пу Пла­то­ну в сон­ном ви­де­нии явил­ся апо­стол Мат­фей и по­ве­лел ему ид­ти с кли­ром на бе­рег мо­ря и об­ре­сти там его те­ло. При­шел на бе­рег и Фул­ви­ан со сво­ей сви­той. Вы­не­сен­ный вол­ной гроб был с че­стью пе­ре­не­сен в храм, по­стро­ен­ный апо­сто­лом. То­гда Фул­ви­ан по­про­сил у Мат­фея про­ще­ния, по­сле, че­го епи­скоп Пла­тон кре­стил его с име­нем Мат­фей, ко­то­рое дал ему по ве­ле­нию Бо­жи­е­му. Фул­ви­ан впо­след­ствии при­нял епи­скоп­ство и про­дол­жил де­ло про­све­ще­ния сво­е­го на­ро­да.





Закрыть

Свя­той апо­стол и Еван­ге­лист Марк

, на­зы­ва­е­мый так­же Иоанн-Марк (Деян.12:12), апо­стол от 70-ти, пле­мян­ник апо­сто­ла Вар­на­вы (па­мять 11 июня), ро­дил­ся в Иеру­са­ли­ме. Дом его ма­те­ри Ма­рии при­мы­кал к Геф­си­ман­ско­му са­ду. Как го­во­рит цер­ков­ное пре­да­ние, в ночь Крест­ных стра­да­ний Хри­ста он сле­до­вал за Ним, за­вер­нув­шись в плащ, и убе­жал от схва­тив­ших его во­и­нов (Мк.14:51-52). По­сле Воз­не­се­ния Гос­под­ня дом ма­те­ри свя­то­го Мар­ка стал ме­стом мо­лит­вен­ных со­бра­ний хри­сти­ан и при­ста­ни­щем для неко­то­рых из апо­сто­лов (Деян.12:12).

Свя­той Марк был бли­жай­шим спо­движ­ни­ком апо­сто­лов Пет­ра, Пав­ла (об­щая па­мять 29 июня) и Вар­на­вы. Вме­сте с апо­сто­ла­ми Пав­лом и Вар­на­вой свя­той Марк был в Селев­кии, от­ту­да от­пра­вил­ся на ост­ров Кипр и про­шел его весь с во­сто­ка на за­пад. В го­ро­де Па­фе свя­той Марк был сви­де­те­лем то­го, как апо­стол Па­вел по­ра­зил сле­по­той волх­ва Ели­ма (Деян.13,6-12).

По­сле тру­дов с апо­сто­лом Пав­лом свя­той Марк вер­нул­ся в Иеру­са­лим, а за­тем вме­сте с апо­сто­лом Пет­ром по­бы­вал в Ри­ме, от­ку­да по его по­ве­ле­нию от­пра­вил­ся в Еги­пет, где ос­но­вал Цер­ковь.

Во вре­мя вто­ро­го бла­го­вест­ни­че­ско­го пу­те­ше­ствия апо­сто­ла Пав­ла свя­той Марк встре­тил­ся с ним в Ан­тио­хии. От­ту­да он от­пра­вил­ся на про­по­ведь с апо­сто­лом Вар­на­вой на Кипр, а за­тем опять ушел в Еги­пет, где вме­сте с апо­сто­лом Пет­ром ос­но­вал мно­го Церк­вей, в том чис­ле в Ва­ви­лоне. Из это­го го­ро­да апо­стол Петр на­пра­вил по­сла­ние ма­ло­азий­ским хри­сти­а­нам, в ко­то­ром с лю­бо­вью от­зы­вал­ся о свя­том Мар­ке, сво­ем ду­хов­ном сыне (1Пет.5,13).

Ко­гда апо­стол Па­вел на­хо­дил­ся в узах в Ри­ме, апо­стол Марк был в Ефе­се, где ка­фед­ру за­ни­мал свя­ти­тель Ти­мо­фей (па­мять 4 ян­ва­ря). Вме­сте с ним апо­стол Марк при­был в Рим. Там он и на­пи­сал свя­тое Еван­ге­лие (ок. 62–63).

Из Ри­ма свя­той Марк сно­ва уда­лил­ся в Еги­пет и в Алек­сан­дрии по­ло­жил на­ча­ло хри­сти­ан­ско­му учи­ли­щу, из ко­то­ро­го впо­след­ствии вы­шли та­кие зна­ме­ни­тые от­цы и учи­те­ли Церк­ви, как Кли­мент Алек­сан­дрий­ский, свя­ти­тель Ди­о­ни­сий (5 ок­тяб­ря), свя­ти­тель Гри­го­рий Чу­до­тво­рец (па­мять 5 но­яб­ря) и дру­гие. Рев­нуя о устро­е­нии цер­ков­но­го бо­го­слу­же­ния, свя­той апо­стол Марк со­ста­вил чин ли­тур­гии для алек­сан­дрий­ских хри­сти­ан.

За­тем свя­той Марк с про­по­ве­дью Еван­ге­лия по­се­тил внут­рен­ние об­ла­сти Аф­ри­ки, был в Ли­вии, Нек­то­по­ле.

Во вре­мя этих пу­те­ше­ствий свя­той Марк по­лу­чил по­ве­ле­ние от Ду­ха Свя­то­го вновь ид­ти в Алек­сан­дрию для про­по­ве­ди и про­ти­во­дей­ствия языч­ни­кам. Там он по­се­лил­ся в до­ме са­пож­ни­ка Ана­нии, ко­то­ро­му ис­це­лил боль­ную ру­ку. Са­пож­ник с ра­до­стью при­нял свя­то­го апо­сто­ла, с ве­рой вни­мал его по­вест­во­ва­ни­ям о Хри­сте и при­нял Кре­ще­ние. Вслед за Ана­ни­ей кре­сти­лись мно­гие жи­те­ли той ча­сти го­ро­да, где он жил. Это воз­бу­ди­ло нена­висть языч­ни­ков, и они со­би­ра­лись убить свя­то­го Мар­ка. Узнав об этом, свя­той апо­стол по­ста­вил Ана­нию епи­ско­пом, а трех хри­сти­ан: Мал­ка, Са­ви­на и Кер­ди­на – пре­сви­те­ра­ми.

Языч­ни­ки на­па­ли на свя­то­го Мар­ка, ко­гда апо­стол со­вер­шал бо­го­слу­же­ние. Его из­би­ли, во­лок­ли по ули­цам го­ро­да и бро­си­ли в тем­ни­цу. Там свя­той Марк удо­сто­ил­ся ви­де­ния Гос­по­да Иису­са Хри­ста, Ко­то­рый укре­пил его пе­ред стра­да­ни­я­ми. На сле­ду­ю­щий день разъ­ярен­ная тол­па сно­ва по­влек­ла свя­то­го апо­сто­ла по ули­цам го­ро­да на су­ди­ли­ще, но по до­ро­ге свя­той Марк скон­чал­ся со сло­ва­ми: «В ру­ки Твои, Гос­по­ди, пре­даю дух мой».

Языч­ни­ки хо­те­ли сжечь те­ло свя­то­го апо­сто­ла. Но ко­гда раз­ве­ли ко­стер, все по­мерк­ло, раз­дал­ся гром и про­изо­шло зем­ле­тря­се­ние. Языч­ни­ки в стра­хе раз­бе­жа­лись, а хри­сти­ане взя­ли те­ло свя­то­го апо­сто­ла и по­греб­ли его в ка­мен­ной гроб­ни­це. Это бы­ло 4 ап­ре­ля 63 го­да. Па­мять его Цер­ковь празд­ну­ет 25 ап­ре­ля.

В 310 го­ду над мо­ща­ми свя­то­го апо­сто­ла Мар­ка бы­ла по­стро­е­на цер­ковь. В 820 го­ду, ко­гда в Егип­те уста­но­ви­лась власть ара­бов-ма­го­ме­тан и Хри­сти­ан­скую Цер­ковь тес­ни­ли ино­вер­ные, мо­щи свя­то­го пе­ре­нес­ли в Ве­не­цию и по­ста­ви­ли в хра­ме его име­ни.

В древ­ней ико­но­гра­фи­че­ской тра­ди­ции, усво­ив­шей свя­тым еван­ге­ли­стам сим­во­лы, за­им­ство­ван­ные из ви­де­ния свя­то­го Иоан­на Бо­го­сло­ва (Откр.4,7), свя­той еван­ге­лист Марк изо­бра­жа­ет­ся со львом – в озна­ме­но­ва­ние мо­гу­ще­ства и цар­ствен­но­го до­сто­ин­ства Хри­ста (Откр.5,5). Свя­той Марк пи­сал свое Еван­ге­лие для хри­сти­ан из языч­ни­ков, по­это­му он оста­нав­ли­ва­ет­ся пре­иму­ще­ствен­но на ре­чах и де­лах Спа­си­те­ля, в ко­то­рых осо­бен­но про­яв­ля­ет­ся Его Бо­же­ствен­ное все­мо­гу­ще­ство. Мно­гие осо­бен­но­сти его по­вест­во­ва­ния мож­но объ­яс­нить бли­зо­стью его к апо­сто­лу Пет­ру. Все древ­ние пи­са­те­ли сви­де­тель­ству­ют, что Еван­ге­лие от Мар­ка яв­ля­ет­ся крат­кой за­пи­сью про­по­ве­ди и рас­ска­зов пер­во­вер­хов­но­го апо­сто­ла. Од­ной из цен­траль­ных бо­го­слов­ских тем в Еван­ге­лии свя­то­го Мар­ка яв­ля­ет­ся те­ма си­лы Бо­жи­ей, со­вер­ша­ю­щей­ся в немо­щи че­ло­ве­че­ской, ибо Гос­подь де­ла­ет воз­мож­ным то, что у лю­дей невоз­мож­но. При дей­ствии Хри­ста (Мк.16,20) и Ду­ха Свя­то­го (Мк.13,11) уче­ни­ки его идут по все­му ми­ру и про­по­ве­ду­ют Еван­ге­лие всей тва­ри (Мк.13,10, 16,15).



Закрыть

Архангел Михаил

— один из высших ангелов, принимающий самое близкое участие в судьбах Церкви. Священное Писание нас учит, что, кроме физического, существует великий духовный мир, населенный разумными, добрыми существами, именуемыми ангелами. Слово «ангел» на греческом языке значит вестник. Священное Писание их именует так потому, что Бог нередко через них сообщает людям Свою волю. В чем же собственно состоит их жизнь в духовном мире, который они населяют, и в чем заключается их деятельность — мы почти ничего не знаем, да, в сущностии, и понять не в состоянии. Они пребывают в условиях, совершенно отличных от наших материальных: там время, пространство и все жизненные условия имеют совсем иное содержание. Приставка «архи» к некоторым ангелам указывает на их более возвышенное служение сравнительно с другими ангелами.

Имя Михаил — на еврейском значит «Кто, как Бог». Священное Писание, повествуя о явлении ангелов различным людям, собственным именем называет только некоторых из них, — по-видимому тех, которые несут особую миссию в утверждении Царства Божия на земле. Среди них — архангелы Михаил и Гавриил, упоминаемые в канонических книгах Писания, а также архангелы Рафаил, Уриил, Салафиил, Иегудиил и Варахиил, упоминаемые в неканонических книгах Писания. Архангел Гавриил обычно являлся некоторым праведникам в качестве вестника великих и радостных событий, касающихся народа Божия (Дан. 8, 16, 9, 21; Лук. 1, 19–26). В книге Товита архангел Рафаил говорит о себе: «Я — Рафаил, один из семи святых Ангелов, которые возносят молитвы святых и восходят пред славу Святаго» (Тов. 12, 15). Отсюда возникло убеждение, что на Небе существует семь архангелов, одним из которых является архангел Михаил.

Архангел Михаил в Писании именуется «князем», «вождем воинства Господня» и изображается, как главный борец против диавола и всякого беззакония среди людей. Отсюда его церковное именование «архистратиг», т. е. старший воин, вождь. Так, архангел Михаил явился Иисусу Навину в качестве помощника, при завоевании израильтянами Обетованной земли. Он явился пророку Даниилу в дни падения Вавилонского царства и начала созидания Мессианского царства. Даниилу было предсказано о помощи народу Божию со стороны архангела Михаила в период предстоящих преследований при Антихристе. В книге Откровения архангел Михаил выступает как главный вождь в войне против дракона-диавола и прочих взбунтовавшихся ангелов. «И произошла война на Небе: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось им места на Небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною». Апостол Иуда кратко упоминает об архангеле Михаиле, как о противнике диавола. (Нав. 5, 13; Дан. 10; 12, 1; Иуд. 9; Откр. 12, 7–9; Лк. 10, 18).

В духе Священного Писания некоторые отцы Церкви видят архангела Михаила участником других важных событий в жизни народа Божия, где, впрочем, он не называется по имени. Так, например, его отождествляют с таинственным огненным столпом, шедшим перед израильтянами во время их бегства из Египта и погубившим в море полчища фараона. Ему же приписывают поражение огромного ассирийского войска, осаждавшего Иерусалим при пророке Исаии. (Исх. 33, 9, 14, 26–28; 4 Цар. 19, 35).

Церковь почитает архангела Михаила как защитника веры и борца против ересей и всякого зла. На иконах его изображают с огненным мечом в руке, или копьем низвергающим диавола. В начале IV века Церковь установила праздник «Собора» (т. е. совокупности) святых ангелов во главе с архангелом Михаилом 8 ноября.





Закрыть

Преподобный Максим Грек

(XV - XVI в.), бывший сыном богатого греческого сановника в городе Арте (Албания), получил блестящее образование. В юности он много путешествовал и изучал языки и науки в европейских странах; побывал в Париже, Флоренции, Венеции. По возвращении на родину прибыл на Афон и принял иночество в Ватопедской обители. Он с увлечением изучал древние рукописи, оставленные на Афоне иночествовавшими греческими императорами (Андроником Палеологом и Иоанном Кантакузеном). В это время великий князь Московский Василий Иоаннович (1505 - 1533) пожелал разобраться в греческих рукописях и книгах своей матери, Софии Палеолог, и обратился к Константинопольскому патриарху с просьбой прислать ему ученого грека. Инок Максим получил указание ехать в Москву. По прибытии ему было поручено перевести на славянский язык толкование на Псалтирь, затем толкование на книгу Деяний Апостолов и несколько Богослужебных книг.

Преподобный Максим усердно и тщательно старался исполнять все поручения. Но, ввиду того, что славянский язык не был родным для переводчика, естественно, возникали некоторые неточности в переводах.

Митрополит Московский Варлаам высоко ценил труды преподобного Максима. Когда же Московский престол занял митрополит Даниил, положение изменилось.

Новый митрополит потребовал, чтобы преподобный Максим переводил на славянский язык церковную историю Феодорита. Максим Грек решительно отказался от этого поручения, указывая на то, что "в сию историю включены письма раскольника Ария, а сие может быть опасно для простоты". Этот отказ посеял рознь между преподобным и митрополитом. Несмотря на неурядицы, преподобный Максим продолжал усердно трудиться на ниве духовного просвещения Руси. Он писал письма против магометан, папизма, язычников. Перевел толкования святителя Иоанна Златоуста на Евангелия от Матфея и Иоанна, а также написал несколько собственных сочинений.

Когда великий князь намеревался расторгнуть свой брак с супругой Соломонией из-за ее неплодства, отважный исповедник Максим прислал князю "Главы поучительные к начальствующим правоверных", в которых он убедительно доказал, что положение обязывает князя не покоряться животным страстям. Преподобного Максима заключили в темницу. С того времени начался новый, многострадальный период жизни преподобного. Неточности, обнаруженные в переводах, были вменены преподобному Максиму в вину, как умышленная порча книг. Тяжело было преподобному в темнице, но среди страданий преподобный стяжал и великую милость Божию. К нему явился Ангел и сказал: "Терпи, старец! Этими муками избавишься вечных мук". В темнице преподобный старец написал углем на стене канон Святому Духу, который и ныне читается в Церкви: "Иже манною препитавый Израиля в пустыни древле, и душу мою, Владыко, Духа наполни Всесвятаго, яко да о Нем благоугодно служу Ти выну..."

Через шесть лет преподобного Максима освободили от тюремного заключения и послали под церковным запрещением в Тверь. Там он жил под надзором добродушного епископа Акакия, который милостиво обходился с невинно пострадавшим. Преподобный написал автобиографическое произведение "Мысли, какими инок скорбный, заключенный в темницу, утешал и укреплял себя в терпении". Вот несколько слов из этого яркого сочинения: "Не тужи, не скорби, ниже тоскуй, любезная душа, о том, что страждешь без правды, от коих подобало бы тебе приять все благое, ибо ты пользовала их духовно, предложив им трапезу, исполненную Святаго Духа..." Лишь через двадцать лет пребывания в Твери преподобному разрешили проживать свободно и сняли с него церковное запрещение. Последние годы своей жизни преподобный Максим Грек провел в Троице-Сергиевой Лавре. Ему было уже около 70 лет. Гонения и труды отразились на здоровье преподобного, но дух его был бодр; он продолжал трудиться. Вместе со своим келейником и учеником Нилом преподобный усердно переводил Псалтирь с греческого на славянский язык. Ни гонения, ни заключения не сломили преподобного Максима.

Преподобный преставился 21 января 1556 года. Он погребен у северо-западной стены Духовской церкви Троице-Сергиевой Лавры. Засвидетельствовано немало благодатных проявлений, свершившихся у гробницы Преподобного, на которой написаны тропарь и кондак ему. Лик преподобного Максима часто изображается на иконе Собора Радонежских святых.





Закрыть

Св. преподобный Моисей Угрин


Подвизаясь в брани против блуда больше других, много пострадал, как добрый воин Христов, пока не победил до конца силу нечистого врага, блаженный отец Моисей.

Известно об этом блаженном Моисее, что родом он был из Венгрии, был приближен к святому благоверному русскому князю и страстотерпцу Борису и служил ему с братом своим Георгием, которого убили со святым Борисом. Тогда у реки Альты Георгий хотел заслонить собой от убийц своего господина, но воины безбожного Святополка отрубили Георгию голову, чтобы взять золотую гривну, которую надел на него святой Борис. Блаженный Моисей, один уцелев от смерти, пришел в Киев к Предиславе, сестре Ярославовой, где скрывался от Святополка, прилежно молясь Богу, пока не пришел благочестивый князь Ярослав, привлеченный жалостью об убиении брата, и победил безбожного Святополка. Когда же Святополк, бежавший в Ляшскую землю, пришел снова с Болеславом и изгнал Ярослава, а сам сел в Киеве, тогда Болеслав, возвращаясь в свою землю, увел с собою в плен двух сестер Ярослава и многих бояр его; в их числе вели и блаженного Моисея, окованного по рукам и по ногам тяжелым железом; его строго стерегли, потому что он был крепок телом и красив лицом.

Этого блаженного увидала в Ляшской земле одна знатная женщина, красивая и молодая, обладавшая большим богатством и значением; ее муж, отправившись в поход с Болеславом, не вернулся, но был убит в битве. Она, пораженная красотой Моисея, почувствовала вожделение плотской похоти к преподобному. И начала она убеждать его словами лести и возможностью отпустить его. Поняв ее скверное вожделение, блаженный сказал: «Знай, что я не исполню твоей воли; не хочу ни власти твоей, ни богатства, для меня дороже всего этого душевная и телесная чистота. Не хочу я погубить труда пяти лет, в которые Господь даровал мне терпеть в этих узах, будучи неповинным такие муки, за которые я надеюсь быть избавлен от вечных мук». Тогда женщина, видя что лишается такой красоты, предприняла другое дьявольское решение, рассудив так: «Если я выкуплю его, он покорится мне поневоле». И она послала к тому, кто привел его в плен, чтобы взял с нее сколько хочет, только бы дал ей Моисея. Он же, воспользовавшись случаем приобрести богатство, взял с нее до тысячи золотых и передал ей Моисея. Женщина, получив над ним власть, бесстыдно увлекала его на мерзкое дело. Освободив его от уз, она одела его в дорогие одежды и кормила его сладкими кушаньями и, обнимая его нечистыми объятиями, принуждала его к телесной похоти. Блаженный же Моисей, видя неистовство ее, еще больше прилежал молитве и посту, предпочитая для Бога в чистоте есть сухой хлеб и воду, чем в скверне — дорогие блюда и вино. И снял с себя красивые одежды, как некогда Иосиф, и избежал греха, презрев блага этой жизни. Женщина же, посрамленная, исполнилась такой ярости, что умыслила уморить блаженного голодом, бросив его в темницу. Бог же, подающий пищу всякому созданию, пропитавший некогда в пустыне Илию, также Павла Фивейского и много других Своих рабов, уповавших на Него, не оставил и этого блаженного. Он преклонил к милосердию одного из рабов той женщины, и тот втайне подавал ему пищу.

Он же говорил все увещавшим его: «Спрошу я у вас, для кого подобает работать — для Господа или для жены? Знаю и то, что пишет он «Рабы, послушайте господей своих», — но в добром, а не в злом; так поймите вы, держащие меня, что никогда не прельстит меня женская красота и не отторгнет от Христовой любви».

Услыхав об этом, женщина приняла в сердце другой лукавый помысл: приказала посадить блаженного на коня и с множеством слуг водить его по своим городам и селам, говоря: «Все это твое, если угодно тебе. Распоряжайся, как хочешь, всем». И дала наказ она: «Это ваш господин, а мой муж. Встречаясь с ним, кланяйтесь ему». Блаженный, посмеявшись над безумием женщины, сказал ей: «Напрасно трудишься, не можешь прельстить меня тленными вещами этого мира, ни украсть мое нетленное богатство; пойми и не трудись напрасно». Женщина с яростью сказала ему: «Или не знаешь, что ты мне продан? И кто вырвет тебя из рук моих; живым я не выпущу тебя, но после многих мук предам тебя смерти». Блаженный же смело ответил ей: «Не боюсь я никакой беды, потому что со мной Господь, Которому отныне, по изволению Его, желаю я работать иноческой жизнью».

В это время, по внушению Божию, пришел к блаженному Моисею от Святой Горы один черноризец, саном иерей, и облек его в святой ангельский иноческий образ; много поучал его о чистоте, чтобы не уступить врагу и не убояться той скверной женщины, и потом ушел. Всюду искали этого черноризца и не нашли. Тогда жена, отчаявшись в своей надежде, нанесла тяжкие раны преподобному иноку Моисею: растянув его, велела бить его жезлом, так что земля пропиталась его кровью. Палачи говорили ему: «Покорись госпоже своей, исполни волю ее; если же ты ослушаешься, то мы раздробим твое тело по частям. Не думай избежать этих мук, после которых с горестью предашь ты свою душу. Помилуй самого себя, брось это монашеское рубище и оденься в многоценные боярские одежды, и ты освободишься от ожидающих тебя мук». Отвечал им мужественный Моисей: «Братие, не медля, творите то, что вам приказано. А я никак не могу отречься от монашества и от любви Божией, и никакое томление — ни огонь, ни меч, ни раны — не может разлучить меня от Бога и от этого великого ангельского образа. Этой же бесстыдной и помраченной женщине, показавшей явно свое бесстыдство, оскорбившей не только страх Божий, но и стыд человеческий, бесстыдно принуждающей меня к осквернению и прелюбодеянию, я никак не покорюсь и не исполню ее окаянной воли».

Женщина же, озабоченная тем, как бы отомстить за свое посрамление, написала, наконец, к князю Болеславу такое письмо: «Ты сам знаешь, что муж мой был убит, воюя с тобой, и ты дал мне волю взять себе мужем, кого я захочу. Я полюбила одного юношу из твоих пленников, который прекрасен, и, выкупив, взяла его в мой дом. Я заплатила за него много золота и даровала ему все находящееся у меня в доме серебро и золото, и всю власть, только бы захотел он стать моим мужем. И все это он счел за ничто; часто томила я его голодом и ранами, но ничего не сделала. Мало ему казалось пробыть пять лет скованным у того, кто взял его в плен, вот шестой год провел он у меня, и много я его мучила за ослушание, что сам он навлек на себя жестокосердием своим. А теперь он и пострижен одним черноризцем. Что прикажешь ты сделать мне с ним?»

Князь Болеслав приказал той женщине приехать к нему и привезти Моисея. Когда же приказание его было исполнено, и он увидал преподобного, много увещевал он преподобного взять ту жену, но не убедил. Наконец сказал ему: «Кто так бесчувственен, как ты, что лишаешь себя многих благ и чести и предаешь себя на горькие муки? Знай отныне, что тебе выбирать жизнь или смерть: или, исполнив волю госпожи твоей, быть в чести у нас и иметь великую власть, или, ослушавшись, после лютых мук принять лютую смерть». Сказал он и женщине: «Пусть купленный тобой пленник не будет свободным, но, как госпожа, сделай со своим рабом, что хочешь, чтоб и прочие не осмеливались ослушаться своих господ». Преподобный же отец наш Моисей отвечал ему: «Кая польза человеку, аще мир весь приобрящет, душу же свою отщетит; или что даст человек измену за душу свою? Что обещаешь ты мне честь и славу, которой и сам скоро лишишься, и примет тебя, не имеющего ничего, гроб; так же и эта скверная жена будет убита злым образом».

Но прежде того женщина, получив над ним еще большую власть, с бесстыдством еще сильнее склоняла его на грех, так что приказала насильно положить его на одре своем, обнимала и целовала его, но и этим прельщением не могла привлечь его к своему желанию. Преподобный сказал: «Напрасны, женщина, твои усилия; не думай, что я не творю этого греха, потому что безумен или не могу, но из-за страха Божия и гнушаясь тобой, нечистая». Получив такой ответ, женщина приказала ежедневно давать ему сто ударов, потом же велела отрезать ему тайные члены. Преподобный же Моисей лежал как мертвый от кровотечения, едва дыша.

Вмешавшись в это дело и желая еще более угодить женщине, ради величия ее рода и своего расположения к ней, Болеслав воздвиг великое гонение на черноризцев и изгнал всех их из своей области. Бог же вскоре отомстил за рабов Своих. В одну ночь Болеслав внезапно умер, и во всей Ляшской земле произошел сильный мятеж. Народ восстал, избил епископов и бояр, среди них была убита и та бесстыдная женщина.

Об этом гневе Божием, бывшем после изгнания черноризцев за пострижение преподобного Моисея, через много лет напоминала великому князю Киевскому Изяславу его княгиня, дочь Болеслава, прося настоятельно не изгонять из области своей преподобного Антония с его братией за пострижение блаженного Варлаама и Ефрема евнуха. Но обратимся к настоящему.

Преподобный отец наш Моисей, собравшись немного с силами, пришел в пещеру к преподобному Антонию, нося на себе мученические раны, как храбрый воин Христов, и жил богоугодно, подвизаясь в посте, молитве, бдении и всех иноческих добродетелях, которыми он победил до конца все козни нечистого врага.

За многие победы над блудными страстями, искушавшими этого преподобного, даровал ему Господь силу помогать другим побеждать те же страсти. Один брат, боримый страстью блуда, пришел к преподобному и молил помочь ему. «Я обещаюсь соблюдать до смерти, — говорил он, — если ты мне что повелишь!» Преподобный же сказал ему: «Никогда не говори во всю свою жизнь ни одного слова с женщиной». Тот обещал с усердием. Тогда святой, подражая первому Моисею, творившему жезлом чудеса, прикоснулся к лону брата жезлом своим, без которого не мог ходить от боли полученных прежде ран, и вдруг омертвели все нечистые страсти в теле того брата, и с тех пор больше не было для него искушений.

Этот добрый воин Христов среди страданий достиг шестнадцатого года своего богоугодного подвига; пять лет неповинно мучимый взявшими его в плен, он явил терпение Иовово, на шестой год, мужественно пострадал за чистоту больше Иосифа потом десятилетним равноангельным безмолвием в пещере, переданным от святой Афонской Горы, просиял прежде других, как первый Моисей — десяточисленным законом, переданным через Ангелов от святой Синайской горы. И наш преподобный Моисей воистину сподобился быть Боговидцем — он оказался достойным блаженства чистых сердцем. И, чтобы видеть Бога лицом к лицу, переселился месяца июля 26-го дня, еще при жизни преподобного Антония, в пещере которого лежат доныне нетленно чудотворные мощи этого святого, не растлившего чистоты мужа.

Святой Моисей и по смерти побеждает мощами своими нечистые страсти, как испытал это святой Иоанн Многострадальный. Затворясь в пещере и вкопав себя до плеч против мощей преподобного Моисея, для победы блудной страсти, после многих страданий он слышал голос Господень, сказавший помолиться погребенному против него, преподобному Моисею Угрину. Когда Многострадальный исполнил это, он был избавлен от нечистой брани. Также и другого страстного брата тот же святой Иоанн избавил от той же пакости, когда дал страдавшему страстью одну кость от мощей преподобного Моисея, чтобы приложить к своему телу, — как это описано в житии преподобного Иоанна Многострадального.

Мощи преподобного Моисея Угрина и доныне покоятся в Ближних лаврских пещерах, на картах которых они отмечены начиная с «Тератургимы» 1638 года, где подвижник упоминается как «св. Моисей Угрин, любитель чистоты».