Иконы именные и аналойные

Святитель Иоасаф Белгородский

Святитель Иоасаф Белгородский

Икона Святитель Иоасаф Белгородский

.
Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом  с позолоченным фоном.  Размер 30- 40 см.
Апостол Иоанн Богосло икона

  

Св. Апостол Иоанн Богослов

Икона Св. апостол Иоанн Богослов

.
Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом  с позолоченным фоном.
Размер 40- 50 см.
Св. Иоанн Креститель икона

 

     Св. Иоанн Креститель

Икона Св. Иоанн Креститель

.
Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом  с позолоченным фоном.
Размер 40- 50 см.
Св. Иоанн Шанхайский икона

     

Св. Иоанн Шанхайский

Икона именная

. Написана на доске из липы, левкас, темпера, позолота, лак, 40-50 см.
Св. Иларион Грузинский икона

Св.преподобный Иларион Грузинский

Икона Св. Иларион Грузинский

.
Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом  с позолоченным нимбом.  Размер 20- 30 см.
Св. Иов Угольский икона

Св.преподобный Иов Угольский

Икона Св. преподобный Иов Угольский

.
Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом  с позолоченным нимбом.  Размер 20- 30 см.
Св. Игорь Черниговский икона

Св. Игорь Черниговский

Икона Св. князь Игорь Черниговский

.
Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом  с позолоченным фоном.
Размер 40- 50 см.
Св. Иоанн Кроншадский икона

         Св. Иоанн Кроншадский

Икона Св. Иоанн Кронштадский

.
Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом  с позолоченным нимбом.  Размер 30- 40 см.

Закрыть

Святой благоверный князь Игорь Черниговский

. Середина XII века была для Руси скорбным временем непрерывных междоусобных браней за Киевское княжение двух княжеских группировок: Ольговичей и Мстиславичей. Все они были в близком родстве, все - правнуки Ярослава Мудрого. Мстиславичи назывались по имени своего отца - святого Мстислава Великого (+ 1132), сына Владимира Мономаха (отсюда другое их название "Мономашичи"). Ольговичи назывались по имени Олега Святославича (+ 1115), прозванного за свою горькую судьбу "Гори-славичем". Олег Гориславич был сын Киевского князя Святослава (+ 1076), который участвовал в 1072 году в перенесении мощей святых страстотерпцев Бориса и Глеба (сведения 2 мая) и вошел в историю Русской Церкви как владелец двух замечательнейших богословских сборников того времени - "Изборника Святослава 1073 г." и "Изборника 1076 г.".

В некоторых древних месяцесловах и сам князь Святослав почитался угодником Божиим, но особенно прославились два его внука: преподобный Никола Святоша (+ 1143) и двоюродный брат его, сын Олега Гориславича, - святой князь-мученик Игорь Ольгович (+1147).

Преподобный Никола Святоша и святой Игорь Ольгович представляют два различных пути христианской святости в Древней Руси. Преподобный Никола, отрекшийся от мира и княжеских обязанностей, стал простым иноком и мирно почил, проведя почти сорок лет в монастыре. Святой Игорь, волей Божией вступивший в борьбу за Киевское княжение, мученическим подвигом должен был искупить наследственный грех княжеских усобиц.

В 1138 году великим князем Киевским стал старший брат Игоря Всеволод Ольгович (прадед святого Михаила Черниговского). Хотя его княжение длилось всего несколько лет и было наполнено непрерывными войнами, князь считал Киев своим наследственным княжеством и решил передать его в наследство своему брату Игорю. Он ссылался при этом на пример Владимира Мономаха и говорил, как бы нарочно подзадоривая Мономашичей: "Владимир посадил Мстислава, своего сына, после себя в Киеве, а Мстислав - брата своего Ярополка. А вот я говорю: если меня Бог возьмет, то я после себя даю Киев брату моему Игорю". Но Бог гордым противится. Горделивые слова Всеволода, которого и так не любили киевляне, стали предлогом для возбуждения ненависти против его брата Игоря и всех Ольговичей. "Не хотим быть в наследстве", - решило киевское вече. Злоба и гордыня князя вызвали ответную злобу и гордыню киевлян: святой Игорь, против воли вовлеченный в самый центр событий, стал невинной жертвой нараставшей ненависти.

Грозные события разворачивались стремительно. 1 августа 1146 года умер князь Всеволод, и киевляне целовали крест Игорю как новому князю, а Игорь целовал крест Киеву - справедливо править народом и защищать его. Но, преступив крестное целование, киевские бояре сразу же призвали Мстиславичей с войском. Под Киевом произошла битва между войсками князя Игоря и Изяслава Мстиславича. Еще раз нарушив крестное целование, киевские войска в разгар сражения перешли на сторону Изяслава. Четыре дня Игорь Ольгович скрывался в болотах около Киева. Там его взяли в плен, привезли в Киев и посадили в поруб. Это было 13 августа, все его княжение продолжалось две недели.

В "порубе" (это был холодный бревенчатый сруб, без окон и дверей; чтобы освободить из него человека, надо было "вырубить" его оттуда) многострадальный князь тяжело заболел. Думали, что он умрет. В этих условиях противники князя разрешили "вырубить" его из заточения и постричь в схиму в Киевском Феодоровском монастыре. Божией помощью князь выздоровел и, оставшись иноком монастыря, проводил время в слезах и молитве.

Борьба за Киев продолжалась. Возбуждаемая гордыней и ослепленная ненавистью, ни одна из сторон не хотела уступать. Желая отомстить роду Ольговичей, а заодно и всем князьям, киевское вече, год спустя, в 1147 году, постановило расправиться с князем-иноком.

Митрополит и духовенство старались вразумить и остановить их. Правивший в Киеве князь Изяслав Мстиславич и особенно его брат князь Владимир пытались предотвратить это бессмысленное кровопролитие, спасти святого мученика, но сами подверглись опасности со стороны ожесточенной толпы.

Восставшие ворвались в храм во время святой литургии, схватили молившегося пред иконой Божией Матери Игоря и потащили его на расправу. В воротах монастыря толпу остановил князь Владимир. И сказал ему Игорь: "Ох, брате, куда ты?" Владимир же соскочил с коня, желая помочь ему, и покрыл его корзном (княжеским плащом) и говорил киевлянам: "Не убивайте, братья". И вел Владимир Игоря до двора матери своей, и стали бить Владимира". Так повествует летопись. Владимир успел втолкнуть Игоря во двор и затворить ворота. Но люди выломили ворота и, увидев Игоря "на сенях" (крытая галерея второго этажа в древнем киевском тереме), разбили сени, стащили святого мученика и убили на нижних ступенях лестницы. Ожесточение толпы было столь велико, что мертвое тело страдальца подвергли избиению и поруганию, его волочили веревкой за ноги до Десятинной церкви, бросили там на телегу, отвезли и "повергли на торгу".

Так святой мученик предал Господу дух свой, "и совлекся ризы тленнаго человека, и в нетленную и многострадальную ризу Христа облекся". Когда вечером того же дня тело блаженного Игоря было перенесено в церковь святого Михаила, "Бог явил над ним знамение велико, зажглись свечи все над ним в церкви той". На другое утро святой страдалец был погребен в монастыре святого Симеона, на окраине Киева.

В 1150 году князь Черниговский Святослав Ольгович перенес мощи своего брата, святого Игоря, в Чернигов и положил в Спасском соборе.

Чудотворная икона Божией Матери, именуемая Игоревская, пред которой молился мученик пред убиением, находилась в Великой Успенской церкви Киево-Печерской Лавры (празднование ей 5 июня).





Закрыть

Апо­стол и Евангелист Иоанн Богослов

был осо­бен­но лю­бим Спа­си­те­лем за жерт­вен­ную лю­бовь и дев­ствен­ную чи­сто­ту. По­сле сво­е­го при­зва­ния апо­стол не рас­ста­вал­ся с Гос­по­дом и был од­ним из трех уче­ни­ков, ко­то­рых Он осо­бен­но при­бли­зил к Се­бе. Свя­той Иоанн Бо­го­слов при­сут­ство­вал при вос­кре­ше­нии Гос­по­дом до­че­ри Иа­и­ра и был сви­де­те­лем Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня на Фа­во­ре. Во вре­мя Тай­ной Ве­че­ри он воз­ле­жал ря­дом с Гос­по­дом и по зна­ку апо­сто­ла Пет­ра, при­ник­нув к гру­ди Спа­си­те­ля, спро­сил об име­ни пре­да­те­ля. Апо­стол Иоанн сле­до­вал за Гос­по­дом, ко­гда Его, свя­зан­но­го, ве­ли из Геф­си­ман­ско­го са­да на суд без­за­кон­ных пер­во­свя­щен­ни­ков Ан­ны и Ка­иа­фы, он же на­хо­дил­ся во дво­ре ар­хи­ерей­ском при до­про­сах сво­е­го Бо­же­ствен­но­го Учи­те­ля и неот­ступ­но сле­до­вал за Ним по Крест­но­му пу­ти, скор­бя всем серд­цем. У под­но­жия Кре­ста он пла­кал вме­сте с Бо­жи­ей Ма­те­рью и услы­шал об­ра­щен­ные к Ней с вы­со­ты Кре­ста сло­ва Рас­пя­то­го Гос­по­да: «Же­но, се сын Твой» и к нему: «Се Ма­ти твоя» (Ин.19:26-27). С это­го вре­ме­ни апо­стол Иоанн, как лю­бя­щий сын, за­бо­тил­ся о Пре­свя­той Де­ве Ма­рии и слу­жил Ей до Ее Успе­ния, ни­ку­да не от­лу­ча­ясь из Иеру­са­ли­ма. По­сле Успе­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри апо­стол Иоанн, по вы­пав­ше­му ему жре­бию, на­пра­вил­ся в Ефес и дру­гие ма­ло­азий­ские го­ро­да для про­по­ве­ди Еван­ге­лия, взяв с со­бой сво­е­го уче­ни­ка Про­хо­ра. Они от­пра­ви­лись в путь на ко­раб­ле, ко­то­рый по­то­нул во вре­мя силь­ной бу­ри. Все пу­те­ше­ствен­ни­ки бы­ли вы­бро­ше­ны на су­шу, толь­ко апо­стол Иоанн остал­ся в мор­ской пу­чине. Про­хор горь­ко ры­дал, ли­шив­шись сво­е­го ду­хов­но­го от­ца и на­став­ни­ка, и по­шел в Ефес один. На че­тыр­на­дца­тый день пу­ти он сто­ял на бе­ре­гу мо­ря и уви­дел, что вол­на вы­бро­си­ла на бе­рег че­ло­ве­ка. По­дой­дя к нему, он узнал апо­сто­ла Иоан­на, ко­то­ро­го Гос­подь со­хра­нял жи­вым че­тыр­на­дцать дней в мор­ской глу­бине. Учи­тель и уче­ник от­пра­ви­лись в Ефес, где апо­стол Иоанн непре­стан­но про­по­ве­до­вал языч­ни­кам о Хри­сте. Его про­по­ведь со­про­вож­да­лась мно­го­чис­лен­ны­ми и ве­ли­ки­ми чу­де­са­ми, так что чис­ло уве­ро­вав­ших уве­ли­чи­ва­лось с каж­дым днем. В это вре­мя на­ча­лось го­не­ние на хри­сти­ан им­пе­ра­то­ра Неро­на. Апо­сто­ла Иоан­на от­ве­ли на суд в Рим. За ис­по­ве­да­ние ве­ры в Гос­по­да Иису­са Хри­ста апо­стол Иоанн был при­го­во­рен к смер­ти, но Гос­подь со­хра­нил Сво­е­го из­бран­ни­ка. Апо­стол вы­пил пред­ло­жен­ную ему ча­шу со смер­тель­ным ядом и остал­ся жи­вым, за­тем вы­шел невре­ди­мым из кот­ла с ки­пя­щим мас­лом, в ко­то­рый был бро­шен по при­ка­за­нию му­чи­те­ля. По­сле это­го апо­сто­ла Иоан­на со­сла­ли в за­то­че­ние на ост­ров Пат­мос, где он про­жил мно­го лет. По пу­ти сле­до­ва­ния к ме­сту ссыл­ки апо­стол Иоанн со­вер­шил мно­го чу­дес. На ост­ро­ве Пат­мос про­по­ведь, со­про­вож­дав­ша­я­ся чу­де­са­ми, при­влек­ла к нему всех жи­те­лей ост­ро­ва, ко­то­рых апо­стол Иоанн про­све­тил све­том Еван­ге­лия. Он из­гнал мно­го­чис­лен­ных бе­сов из идоль­ских ка­пищ и ис­це­лил ве­ли­кое мно­же­ство боль­ных. Волх­вы раз­лич­ны­ми бе­сов­ски­ми на­ва­жде­ни­я­ми ока­зы­ва­ли боль­шое со­про­тив­ле­ние про­по­ве­ди свя­то­го апо­сто­ла. Осо­бен­но устра­шал всех над­мен­ный волхв Ки­нопс, по­хва­ляв­ший­ся тем, что до­ве­дет до ги­бе­ли апо­сто­ла. Но ве­ли­кий Иоанн – Сын Гро­мов, как име­но­вал его Сам Гос­подь, си­лой дей­ству­ю­щей через него бла­го­да­ти Бо­жи­ей раз­ру­шил все ухищ­ре­ния бе­сов­ские, на ко­то­рые на­де­ял­ся Ки­нопс, и гор­дый волхв бес­слав­но по­гиб в мор­ской пу­чине.

Апо­стол Иоанн уда­лил­ся со сво­им уче­ни­ком Про­хо­ром на пу­стын­ную го­ру, где на­ло­жил на се­бя трех­днев­ный пост. Во вре­мя мо­лит­вы апо­сто­ла го­ра за­ко­ле­ба­лась, за­гре­мел гром. Про­хор в стра­хе упал на зем­лю. Апо­стол Иоанн под­нял его и при­ка­зал за­пи­сы­вать то, что он бу­дет го­во­рить. «Аз есмь Аль­фа и Оме­га, на­ча­ток и ко­нец, гла­го­лет Гос­подь, Сый и Иже бе и Гря­дый, Все­дер­жи­тель» (Откр.1:8), – воз­ве­щал Дух Бо­жий через свя­то­го апо­сто­ла. Так око­ло 67 го­да бы­ла на­пи­са­на Кни­га От­кро­ве­ния (Апо­ка­лип­сис) свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва. В этой кни­ге рас­кры­ты тай­ны су­деб Церк­ви и кон­ца ми­ра.

По­сле дли­тель­ной ссыл­ки апо­стол Иоанн по­лу­чил сво­бо­ду и вер­нул­ся в Ефес, где про­дол­жал свою де­я­тель­ность, по­учая хри­сти­ан осте­ре­гать­ся лже­учи­те­лей и их лже­уче­ний. Око­ло 95 го­да апо­стол Иоанн на­пи­сал в Ефе­се Еван­ге­лие. Он при­зы­вал всех хри­сти­ан лю­бить Гос­по­да и друг дру­га и этим ис­пол­нить за­по­ве­ди Хри­сто­вы. Апо­сто­лом люб­ви име­ну­ет Цер­ковь свя­то­го Иоан­на, ибо он по­сто­ян­но учил, что без люб­ви че­ло­век не мо­жет при­бли­зить­ся к Бо­гу. В трех по­сла­ни­ях, на­пи­сан­ных апо­сто­лом Иоан­ном, го­во­рит­ся о зна­че­нии люб­ви к Бо­гу и ближ­ним. Уже в глу­бо­кой ста­ро­сти, узнав о юно­ше, со­вра­тив­шем­ся с пу­ти ис­тин­но­го и сде­лав­шем­ся пред­во­ди­те­лем шай­ки раз­бой­ни­ков, апо­стол Иоанн по­шел ис­кать его в пу­сты­ню. Уви­дев свя­то­го стар­ца, ви­нов­ный стал скры­вать­ся, но апо­стол по­бе­жал за ним и умо­лял его оста­но­вить­ся, обе­щая грех юно­ши взять на се­бя, лишь бы тот по­ка­ял­ся и не гу­бил сво­ей ду­ши. Тро­ну­тый теп­ло­той люб­ви свя­то­го стар­ца, юно­ша дей­стви­тель­но по­ка­ял­ся и ис­пра­вил свою жизнь.

Свя­той апо­стол Иоанн скон­чал­ся в воз­расте ста с лиш­ним лет. Он на­мно­го пе­ре­жил всех осталь­ных оче­вид­цев Гос­по­да, дол­го оста­ва­ясь един­ствен­ным жи­вым сви­де­те­лем зем­ных пу­тей Спа­си­те­ля.

Ко­гда на­ста­ло вре­мя от­ше­ствия апо­сто­ла Иоан­на к Бо­гу, он уда­лил­ся за пре­де­лы Ефе­са с се­мью сво­и­ми уче­ни­ка­ми и по­ве­лел при­го­то­вить для се­бя в зем­ле кре­сто­об­раз­ную мо­ги­лу, в ко­то­рую лег, ска­зав уче­ни­кам, чтобы они за­сы­па­ли его зем­лей. Уче­ни­ки с пла­чем це­ло­ва­ли сво­е­го лю­би­мо­го на­став­ни­ка, но, не ре­ша­ясь ослу­шать­ся, ис­пол­ни­ли его по­ве­ле­ние. Они за­кры­ли ли­цо свя­то­го пла­том и за­ко­па­ли мо­ги­лу. Узнав об этом, осталь­ные уче­ни­ки апо­сто­ла при­шли к ме­сту его по­гре­бе­ния и рас­ко­па­ли мо­ги­лу, но ни­че­го в ней не на­шли.

Каж­дый год из мо­ги­лы свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на 8-го мая вы­сту­пал тон­кий прах, ко­то­рый ве­ру­ю­щие со­би­ра­ли и ис­це­ля­лись им от бо­лез­ней. По­это­му Цер­ковь празд­ну­ет па­мять свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва еще и 8 мая.

Гос­подь дал сво­е­му лю­би­мо­му уче­ни­ку Иоан­ну и его бра­ту имя «Сы­нов Гро­ма» – вест­ни­ка устра­ша­ю­ще­го в сво­ей очи­сти­тель­ной си­ле небес­но­го ог­ня. Этим са­мым Спа­си­тель ука­зы­вал на пла­мен­ный, ог­нен­ный, жерт­вен­ный ха­рак­тер хри­сти­ан­ской люб­ви, про­по­вед­ни­ком ко­то­рой был апо­стол Иоанн Бо­го­слов. Орел – сим­вол вы­со­ко­го па­ре­ния бо­го­слов­ской мыс­ли – ико­но­гра­фи­че­ский знак еван­ге­ли­ста Иоан­на Бо­го­сло­ва. На­име­но­ва­ние Бо­го­сло­ва Свя­тая Цер­ковь да­ла из уче­ни­ков Хри­сто­вых толь­ко свя­то­му Иоан­ну, тай­но­зри­те­лю Су­деб Бо­жи­их.





Закрыть

Пророк Иоанн Креститель

— после Девы Марии самый чтимый святой. В честь его установлены следующие праздники: 6 октября — зачатие, 7 июля — рождество, 11 сентября — усекновение главы, 20 января — Собор Иоанна Крестителя в связи с праздником Крещения, 9 марта — первое и второе обретение его главы, 7 июня — третье обретение его главы, 25 октября — праздник перенесения его правой руки с Мальты в Гатчину (по новому стилю).

Пророк Иоанн Креститель был сыном священника Захарии (из рода Аарона) и праведной Елизаветы (из рода царя Давида). Жили его родители около Хеврона (в Нагорной стране), на юг от Иерусалима. Он приходился по материнской линии родственником Господа Иисуса Христа и родился на шесть месяцев раньше Господа. Как повествует Евангелист Лука, архангел Гавриил, явившись его отцу Захарии в храме, возвестил о рождении у него сына. И вот у благочестивых супругов, до преклонной старости лишенных утешения иметь детей, наконец рождается сын, которого они испросили в молитвах.

По милости Божией он избежал смерти среди тысяч убитых младенцев в Вифлееме и его окрестностях. Святой Иоанн вырос в дикой пустыне, готовя себя к великому служению строгой жизнью — постом и молитвой. Он носил грубую одежду, прихваченную кожаным поясом, и питался диким медом и акридами (род саранчи). Он остался пустынножителем до тех пор, пока Господь не призвал его в тридцатилетнем возрасте к проповеди еврейскому народу.

Повинуясь этому призванию, пророк Иоанн явился на берегах Иордана, чтобы приготовить народ к принятию ожидаемого Мессии (Христа). К реке перед праздником очищения в большом количестве сходился народ для религиозных омовений. Здесь и обратился к ним Иоанн, проповедуя покаяние и крещение во оставление грехов. Сущность его проповеди заключалась в том, что прежде, чем получить внешнее омовение, люди должны нравственно очиститься, и таким образом приготовить себя к принятию Евангелия. Конечно, крещение Иоанна не было еще благодатным таинством христианского крещения. Смысл его заключался в духовном приготовлении к принятию будущего крещения водой и Святым Духом.

По выражению одной церковной молитвы, пророк Иоанн был светлой утренней звездой, которая своим блеском превосходила сияние всех других звезд и предвещала утро благодатного дня, освещаемого духовным Солнцем Христом (Мал. 4, 2). Когда ожидание Мессии достигло высшей степени, пришел к Иоанну на Иордан креститься и Сам Спаситель мира, Господь Иисус Христос. Крещение Христа сопровождалось чудесными явлениями — схождением Святого Духа в виде голубя и голосом Бога Отца с неба: «Сей есть Сын Мой возлюбленный... »

Получив откровение о Иисусе Христе, пророк Иоанн говорил народу о Нем: «Вот Агнец Божий, который берет на Себя грехи мира». Услышав это, двое из учеников Иоанна присоединились к Иисусу Христу. То были апостолы Иоанн (Богослов) и Андрей (Первозванный, брат Симона Петра).

Крещением Спасителя пророк Иоанн завершил и как бы запечатлел свое пророческое служение. Он безбоязненно и строго обличал пороки как простых людей, так и сильных мира сего. За это он скоро пострадал.

Царь Ирод Антипа (сын царя Ирода Великого) приказал посадить пророка Иоанна в темницу за обличение его в оставлении своей законной жены (дочери аравийского царя Арефы) и за незаконное сожительство с Иродиадой. Иродиада до этого была замужем за родным братом Ирода, Филиппом.

В день своего рождения Ирод устроил пир, на который съехалось много знатных гостей. Саломия, дочь нечестивой Иродиады, своей нескромной пляской во время пира до того угодила Ироду и возлежащим с ним гостям, что царь с клятвой обещал ей дать все, чего ни попросит она, даже до половины своего царства. Танцовщица, наученная матерью, просила дать ей тогда же на блюде голову Иоанна Крестителя. Ирод уважал Иоанна как пророка, поэтому он опечалился от такой просьбы. Однако постеснялся нарушить данную им клятву и послал стража в темницу, который отсек Иоанну голову и отдал ее девице, а та отнесла голову своей матери. Иродиада, надругавшись над отсеченной святой главой пророка, бросила ее в грязное место. Ученики Иоанна Крестителя погребли его тело в Самарянском городе Севастии. За свое злодеяние Ирод получил возмездие в 38 году после Р. X.; его войска были разбиты Арефой, выступившим против него за бесчестье дочери, которую он покинул ради Иродиады, а в следующем году римский император Калигула сослал Ирода в заточение.

Как повествует предание, Евангелист Лука, обходя с проповедью Христовой разные города и селения, из Севастии взял в Антиохию частицу мощей великого пророка — его правую руку. В 959 году, когда мусульмане овладели Антиохией (при императоре Константине Порфирородном), дьякон перенес руку Предтечи из Антиохии в Xалкедон, откуда она была перевезена в Константинополь, где и хранилась до времени завоевания этого города турками. Потом правая рука Иоанна Крестителя хранилась в Петебурге в церкви Нерукотворного Спаса в Зимнем Дворце.

Святая же глава Иоанна Крестителя была найдена благочестивой Иоанной и погребена в сосуде на Елеонской горе. Позже один благочестивый подвижник, копая ров для основания храма, нашел это сокровище и хранил его у себя, а перед смертью, опасаясь поругания святыни неверующими, скрыл ее в земле в том же месте, где нашел. В царствование Константина Великого, два инока приходили в Иерусалим поклониться Гробу Господню, и одному из них явился Иоанн Предтеча и указал, где закопана его голова. С этого времени христиане стали праздновать Первое обретение главы Иоанна Предтечи.

О пророке Иоанне Крестителе Господь Иисус Христос сказал: «Из рожденных женами не восставал (пророк) больший Иоанна Крестителя». Иоанн Креститель прославляется Церковью, как «ангел, и апостол, и мученик, и пророк, и свечник, и друг Христов, и пророков печать, и ходатай ветхой и новой благодати, и в рожденных пречестнейший, и светлый Слова глас».



Закрыть

Святитель Иоанн Шанхайский

родился 4/17 июня 1896 г. на юге России в селе Адамовка Харьковской губернии. При святом крещении он был наречен Михаилом в честь Архистратига Небесных Сил Михаила Архангела.

С детства он отличался глубокой религиозностью, по ночам подолгу стоял на молитве, усердно собирал иконы, а также церковные книги. Более всего любил читать жития святых. Михаил полюбил святых всем сердцем, до конца пропитался их духом и начал жить, как они. Святая и праведная жизнь ребенка произвела глубокое впечатление на его французскую гувернантку-католичку, и в результате она приняла православие.

В годину гонений Промыслом Божиим Михаил оказался в Белграде, где поступил в университет на богословский факультет. В 1926 г. митрополитом Антонием (Храповицким) он был пострижен в монахи, приняв имя Иоанна в честь своего предка свт. Иоанна (Максимовича) Тобольского. Уже в то время епископ Николай (Велимирович), сербский Златоуст, давал такую характеристику молодому иеромонаху: «Если хотите видеть живого святого, идите в Битоль к отцу Иоанну». О. Иоанн постоянно молился, строго постился, каждый день служил Божественную литургию и причащался, со дня монашеского пострига никогда не ложился, иногда его находили утром задремавшим на полу перед иконами. Он с истинно отеческой любовью вдохновлял свою паству высокими идеалами христианства и Святой Руси. Его кротость и смирение напоминали те, что увековечены в житиях величайших аскетов и пустынников. Отец Иоанн был редким молитвенником. Он так погружался в тексты молитв как будто просто беседовал с Господом, Пресвятой Богородицей, ангелами и святыми, которые предстояли его духовным очам. Евангельские события были известны ему так, как будто они происходили на его глазах.

В 1934 г. иеромонах Иоанн был возведен в сан епископа, после чего он отбыл в Шанхай. По свидетельству митрополита Антония (Храповицкого) епископ Иоанн был «зерцалом аскетической твердости и строгости в наше время всеобщего духовного расслабления».

Молодой владыка любил посещать больных и делал это ежедневно, принимая исповедь и приобщая их Святых Тайн. Если состояние больного становилось критическим, Владыка приходил к нему в любой час дня или ночи и долго молился у его постели. Известны многочисленные случаи исцеления безнадежно больных по молитвам святителя Иоанна.

С приходом коммунистов к власти русские в Китае снова вынуждены были бежать, большинство - через Филиппины. В 1949 г. на острове Тубабао в лагере Международной организации беженцев проживало примерно 5 тысяч русских из Китая. Остров находился на пути сезонных тайфунов, которые проносятся над этим сектором Тихого океана. Однако в течение всех 27 месяцев существования лагеря ему только раз угрожал тайфун, но и тогда он изменил курс и обошел остров стороной. Когда один русский в разговоре с филиппинцами упомянул о своем страхе перед тайфунами, те сказали, что причин для беспокойства нет, поскольку «ваш святой человек благословляет ваш лагерь каждую ночь со всех четырех сторон». Когда же лагерь был эвакуирован, страшный тайфун обрушился на остров и полностью уничтожил все строения.

Русские люди, в рассеянии сущие, имели в лице Владыки крепкого ходатая пред Господом. Окормляя свою паству, святитель Иоанн делал и невозможное. Он сам ездил в Вашингтон, чтобы договориться о переселении обездоленных русских людей в Америку. По его молитвам совершилось чудо! В американские законы были внесены поправки и большая часть лагеря, около 3 тысяч человек, перебрались в США, остальные в Австралию.

В 1951 г. архиепископ Иоанн был назначен правящим архиереем Западноевропейского экзархата Русской Зарубежной Церкви. В Европе, а затем с 1962 года в Сан-Франциско, его миссионерская деятельность, твердо основанная на жизни в постоянной молитве и чистоте православного учения, принесла обильные плоды.

Слава Владыки распространялась как среди православных, так и среди инославного населения. Так, в одной из католических церквей Парижа местный священник пытался вдохновить молодежь следующими словами: «Вы требуете доказательств, вы говорите, что сейчас нет ни чудес, ни святых. Зачем же мне давать вам теоретические доказательства, когда сегодня по улицам Парижа ходит святой Иоанн Босой».

Владыку знали и высоко чтили во всем мире. В Париже диспетчер железнодорожной станции задерживал отправление поезда до прибытия «Русского Архиепископа». Во всех европейских больницах знали об этом Епископе, который мог молиться за умирающего всю ночь. Его звали к одру тяжело больного - будь он католик, протестант, православный или кто другой - потому что, когда он молился Бог был милостив.

В парижском госпитале лежала больная раба Божия Александра и Епископу сказали о ней. Он передал записку, что приедет и преподаст ей Святое Причастие. Лежа в общей палате, где было примерно 40-50 человек, она чувствовала неловкость перед французскими дамами, что ее посетит православный епископ, одетый в невероятно поношенную одежду и к тому же босой. Когда он преподал ей Святые Дары, француженка на ближайшей койке сказала ей: «Какая Вы счастливая, что имеете такого духовника. Моя сестра живет в Версале, и когда ее дети заболевают, она выгоняет их на улицу, по которой обычно ходит Епископ Иоанн, и просит его благословить их. После получения благословения дети немедленно поправляются. Мы зовем его святым».

Дети, несмотря на обычную строгость Владыки, были ему абсолютно преданы. Существует много трогательных историй о том, как блаженный непостижимым образом знал, где может быть больной ребенок и в любое время дня и ночи приходил утешить его и исцелить. Получая откровения от Бога, он многих спасал от надвигающейся беды, а иногда являлся к тем, кому был особенно необходим, хотя физически такое перемещение казалось невозможным.

Блаженный Владыка, святой Русского Зарубежья, и вместе с тем русский святой поминал на богослужениях Московского Патриарха наряду с Первоиерархом Синода Русской Зарубежной Церкви.

Обращаясь к истории и прозревая будущее, свт. Иоанн говорил, что в смутное время Россия так упала, что все враги ее были уверены, что она поражена смертельно. В России не было царя, власти и войска. В Москве власть была у иностранцев. Люди «измалодушествовали», ослабели и спасения ждали только от иностранцев, перед которыми заискивали. Гибель была неизбежна. В истории нельзя найти такую глубину падения государства и такое скорое, чудесное восстание его, когда духовно и нравственно восстали люди. Такова история России, таков ее путь. Последующие тяжкие страдания русского народа есть следствие измены России самой себе, своему пути, своему призванию. Россия восстанет так же, как она восстала и раньше. Восстанет, когда разгорится вера. Когда люди духовно восстанут, когда снова им будет дорога ясная, твердая вера в правду слов Спасителя: «Ищите прежде Царствия Божия и Правды Его и вся сия приложатся вам». Россия восстанет, когда полюбит Веру и исповедание Православия, когда увидит и полюбит православных праведников и исповедников.

Владыка Иоанн предвидел свою кончину. 19 июня (2 июля) 1966 г. в день памяти апостола Иуды, во время архипастырского посещения г. Сиэтлла с Чудотворной иконой Божией Матери Курско-Коренной, в возрасте 71 года, перед этой Одигитрией Русского Зарубежья отошел ко Господу великий праведник. Скорбь переполнила сердца многих людей во всем мире. После кончины Владыки голландский православный священник с сокрушенным сердцем писал: «У меня нет и не будет больше духовного отца, который звонил бы мне в полночь с другого континента и говорил: «Иди теперь спать. То, о чем ты молишься получишь».

Четырехдневное бдение венчала погребальная служба. Проводившие службу епископы не могли сдерживать рыданий, слезы струились по щекам, блестели в свете бесчисленных свечей подле гроба. Удивительно, что при этом, храм наполняла тихая радость. Очевидцы отмечали, что казалось, мы присутствовали не на похоронах, а на открытии мощей новообретенного Святого.

Вскоре и в усыпальнице Владыки стали происходить чудеса исцелений и помощи в житейских делах.

Время показало, что святитель Иоанн Чудотворец — скорый помощник всех сущих в бедах, болезнях и скорбных обстояниях.



Закрыть

Пре­по­доб­ный Ила­ри­он

чу­до­тво­рец ро­дил­ся в 816 г. в Ка­хе­тии (Во­сточ­ная Гру­зия). Он про­ис­хо­дил из ро­да гру­зин­ских кня­зей Вач­над­зе (До­на­у­ри). В маль­чи­ке очень ра­но про­яви­лась склон­ность к по­движ­ни­че­ству. В 9 лет он знал на­изусть Еван­ге­лие, а 12-ти лет был по­стри­жен в мо­на­ше­ство в оби­те­ли, ос­но­ван­ной его от­цом. В 16 лет юно­ша пе­ре­се­лил­ся в Да­ви­до-Га­реджий­скую пу­стынь. Здесь пре­по­доб­ный Ила­ри­он про­вел от­шель­ни­ком 10 лет. Непре­стан­ны­ми мо­лит­ва­ми, сле­за­ми, без­мол­ви­ем, бде­ни­ем и пост­ни­че­ством он стал из­ве­стен всей Гру­зии. Но сла­ва бы­ла чуж­да пре­по­доб­но­му. При­няв сан иерея, он укло­нил­ся от пред­ло­жен­ной ему в Гру­зии епи­скоп­ской ка­фед­ры в Са­га­реджо (в Ка­хе­тии) и уда­лил­ся в Свя­тую Зем­лю, на по­кло­не­ние Гро­бу Гос­под­ню.

17 лет свя­той Ила­ри­он про­вел в Иор­дан­ской пу­стыне, жи­вя в пе­ще­ре свя­то­го про­ро­ка Илии Фе­сви­тя­ни­на, ко­то­рая неко­гда слу­жи­ла жи­ли­щем и свя­то­му Иоан­ну Кре­сти­те­лю. Здесь ему во сне явил­ся Ан­гел Гос­по­день и при­звал пре­по­доб­но­го по­спе­шить в Гру­зию, чтобы за­стать в жи­вых сво­е­го от­ца. Свя­той Ила­ри­он от­пра­вил­ся на ро­ди­ну, где по­сле кон­чи­ны сво­е­го ро­ди­те­ля устро­ил из от­че­го до­ма мо­на­стырь, по­стриг в мо­на­ше­ство мать и сест­ру и оста­вал­ся при этом мо­на­сты­ре до смер­ти сво­ей ма­те­ри. За­тем он от­дал по­ло­ви­ну сво­е­го име­ния Да­ви­до-Га­реджий­ско­му мо­на­сты­рю, а дру­гую по­ло­ви­ну раз­де­лил ни­щей бра­тии и от­пра­вил­ся в Кон­стан­ти­но­поль. По­кло­нив­шись свя­ты­ням Ца­рь­гра­да, свя­той Ила­ри­он уда­лил­ся на го­ру Олимп, в Ма­лой Азии, где око­ло 864 г. ос­но­вал гру­зин­скую оби­тель. Здесь он про­был пять лет. За это вре­мя ста­ло из­вест­но о мно­гих ис­це­ле­ни­ях, со­вер­шен­ных пре­по­доб­ным си­лой мо­лит­вы, крест­но­го зна­ме­ния и ми­ро­по­ма­за­ния. Из­бе­гая сла­вы, свя­той Ила­ри­он от­пра­вил­ся в Рим на по­кло­не­ние гро­бам свя­тых пер­во­вер­хов­ных апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла. По пу­ти он по­се­тил Кон­стан­ти­но­поль и Фес­са­ло­ни­ки, со­вер­шив несколь­ко ис­це­ле­ний (са­дов­ни­ка и от­ро­ка, имев­ших «су­хие» но­ги). На об­рат­ном пу­ти пре­по­доб­ный Ила­ри­он вновь оста­но­вил­ся в Фес­са­ло­ни­ках, где про­вел три го­да. Из­вест­но чу­до, ко­гда пле­нен­ный ски­фа­ми диа­кон (из церк­ви во имя свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ди­мит­рия Со­лун­ско­го) осво­бо­дил­ся от оков, мо­лит­вен­но при­звав по­мощь свя­то­го Ила­ри­о­на.

Свя­той Ила­ри­он был из­ве­щен о сво­ей кон­чине за 40 дней, и за 3 дня до смер­ти он при­об­щил­ся Свя­тых Тайн, про­стил­ся с бра­ти­ей и за­тво­рил­ся в сво­ей кел­лии. Он мир­но ото­шел ко Гос­по­ду 19 но­яб­ря 875 г.

Чест­ные мо­щи его бы­ли опу­ще­ны в ка­мен­ный склеп, а по про­ше­ствии. 40 дней про­сла­ви­лись ис­це­ле­ни­я­ми при­хо­див­ших к ним с ве­рою. По рас­по­ря­же­нию им­пе­ра­то­ра Ва­си­лия Ма­ке­до­ня­ни­на (866–886) мо­щи свя­то­го Ила­ри­о­на бы­ли пе­ре­не­се­ны из Фес­са­ло­ник в Кон­стан­ти­но­поль в 882 го­ду. Им­пе­ра­тор пред­по­ла­гал по­ло­жить их в цар­ские па­ла­ты, но свя­той Ила­ри­он явил­ся ему во сне и ука­зал, чтобы мо­щи его бы­ли по­ло­же­ны в но­во­устро­ен­ном хра­ме в честь Свя­тых Апо­сто­лов, близ Бос­фо­ра Фра­кий­ско­го. Гру­зин­ская Цер­ковь в IX ве­ке при­чис­ли­ла пре­по­доб­но­го Ила­ри­о­на к ли­ку свя­тых и уста­но­ви­ла ему па­мять 19 но­яб­ря.





Закрыть

Преподобный Иов (Кундря), Угольский

(1902 - 1985), архимандрит, преподобный
Память 15 июля (в день кончины, Хуст.), 9 октября (на обретение мощей, Ужгород.), в Соборах Карпаторусских святых и преподобных русских Святогорцев

В миру Кундря Иван Георгиевич, родился 18 мая 1902 года в селе Иза в многодетной семье Георгия Кундри и Анны Мадяр. В детстве Иван с братом Георгием внимательно следили за православным движением и стремились помочь взрослым в борьбе за веру предков, так как венгерская власть преследовала православных. В родном селе Иван окончил 8 классов народной школы, а в 1920 году - хозяйственные курсы. В 1924–1925 годах он служил в чехословацкой армии в Михайловцах, Словакия.

В 1920-х годах в Пантелеимоновском русском монастыре на Афоне подвизалось значительное количество закарпатцев. Именно туда и решил отправиться после военной службы Иван. Но в принятии в монастырь ему отказали. Главной причиной этого стала политика греческих властей, направленная на эллинизацию Афона: 10 сентября 1926 года правительство Греции приняло закон, по которому все афонские монахи отныне считались греческими подданными, а лиц без греческого гражданства принимать запрещалось.

В это время в селе Иза действовал Николаевский мужской монастырь, где Иван окончил в 1928 году пастырско-богословские курсы, после чего он с несколькими друзьями решили построить монастырь у себя на родине - недалеко от Изы - в Городилове. В 1930 году Иван Кундря, Василий Орос, иеромонах Пантелеимон (Кундря) и другие взамен своих земельных участков в Изе выкупили небольшой участок в Городилове. Первым настоятелем созданного скита в честь Святой Троицы стал архимандрит Алексий (Кабалюк), который 22 декабря 1938 года постриг Ивана в монахи с именем Иов.

С оккупацией Закарпатья венграми в 1939 году отец Иов решил эмигрировать в Россию. В 1940 году он осуществил свою идею, но на советской границе был арестован и осужден как шпион на 25 лет лагерей. Его переводили из лагеря в лагерь, некоторое время он находился в Воркуте, потом на Колыме и Норильске.

В 1942 году отца Иова как гражданина Чехословацкой республики, вместо лагерей, забрали на фронт в корпус Людвика Свободы. На войне он служил в артиллерии. После войны некоторое время охранял Чехословацкое посольство в Москве.

В 1945 году отец Иов вернулся в родную обитель. Уже в письме от 14 ноября 1945 года к епископу Мукачевскому Нестору архимандрит Алексий (Кабалюк) писал: "Прошу рукоположить в иеродиаконы монаха о. Иова (Кундрю), который является моим заместителем в ските Городилово". Епископ исполнил просьбу архимандрита 16 ноября 1945 года. 10 декабря того же года братия Городиловского скита просила епископа рукоположить отца Иова уже во иеромонаха, что и было сделано 7 апреля 1946 года. На монастырском собрании братия избрала его настоятелем.

Во время руководства отца Иова обитель стала расширяться и богатеть. Монахи построили трапезную, братский корпус, кухню. За заслуги перед церковью в 1947 году настоятель обители был возведен в сан игумена. Архимандрит Ефрем (Молнар), который хорошо знал отца Иова, так описывал его деятельность:

"Возглавляя скит в 1946–1958 гг., он был для монахов и простых мирян примером. Отец Иов почти никогда не использовал административные приказы. Каждый день сам совершал Литургию. По окончании Литургии и трапезы сообщал братии о послушании и сам присоединялся к работе. В свободное от работы время братия собиралась в трапезной, где один из монахов читал монашеский устав, а отец Иов давал соответствующие разъяснения, как нужно использовать монашеские правила в повседневной жизни. Иногда он рассказывал о тех событиях, современником которых ему приходилось быть. Его человеческими качествами были трудолюбие, простота во взаимоотношениях, милосердие, смиренность...".
Архимандрит Матфей (Вакаров), как благочинный монастырей и скитов, в 1951 году говорил что отец Иов "человек весьма скромный и братиею любимый...". Епископ Мукачевский Иларион (Кочергин) в 1955 году писал:

"Игумен Иов (в миру Кундря Иван Георгиевич) отличается монашеским смирением и послушанием, молитвенностью и трудолюбием. Ввиду этих духовных качеств он снискал себе уважение среди монашества, духовенства и верующих. Как настоятель скита, он неутомимо заботится обо всех нуждах скита и его насельников".
Прп. Иов Угольский
Прп. Иов Угольский
В 1950 году архиепископ Львовский, Тернопольский и Мукачево-Ужгородский Макарий (Оксиюк) обязал старца Иова быть духовником не только для Городиловского скита, но и для Мукачевского монастыря, который незадолго перед этим вернули православным. В 1951 году новый епископ Мукачевский Иларион снял отца Иова с этой должности и поручил ему обслуживать Ильинскую церковь села Велятино Хустского района и благочиния Закарпатья при обязанности регистрации у уполномоченного по делам религий.
Во годы правления епископа Варлаама (Борисевича) на Мукачевской кафедре началось планомерное наступление на права монастырей и скитов. Отец Иов выступил против этой политики, даже подписался под коллективным письмом-жалобой к патриарху Московскому и всея Руси Алексию I на епископа Варлаама (Борисевича) с прошением сместить его. После этого случая епархиальное начальство сместило отца Иова с должности настоятеля, а его скит был закрыт.

В 1958-1959 годах отец Иов находился в Николаевском монастыре в селе Иза-Карпутлаш Хустского района, затем в Спасо-Преображенском монастыре села Теребля Тячевского района, где некоторое время исполнял послушание настоятеля. Но вскоре и эти монастыри были закрыты. В 1960-1962 годах он настоятельствовал в храме села Угля Тячевского района, потом - в селе Монастырец Хустского района. Затем, с 1962 года до самой кончины, он нес послушание настоятеля храма Димитрия Солунского в селе Малая Уголька Тячевского района, близ места древнего Угольского (Заневского) монастыря.

Старец был бескорыстным и глубоко смиренным человеком, что видно из многих документов его собственного архива, которые бережно хранил в храме села Малая Уголька отец Иоанн Коньовший. В одном из заявлений на имя архиепископа Григория (Закаляка) от 22 июля 1966 года отец Иов писал:

"Узнал, что Вы хотите возвести меня в архимандрита, прошу оставить меня в сане игумена, потому что считаю себя недостойным такого великого сана".
Отца Иова как благочестивого пастыря верующие многих сел области приглашали для освящения престолов, иконостасов, церквей. С такими миссиями он побывал: в Хустском районе - в селах Стебливка, Бороняво, Сокирница; в Великом Кривом, Диброве, Билине на Тячевщине, в Среднем Водяном, Квасах на Рахивщине, в Межгорье и т. д. Кроме того, он часто посещал Чумалевский и Мукачевский монастыри.

За пять лет до своей смерти, 25 февраля 1980 года, отец Иов составил завещание, в котором писал:

"Я, нижеподписавшийся архимандрит Иов, 20 лет прожил в Малой Угольке при храме Святого Димитрия, моя жизнь подходит к концу, скоро мне исполнится 80 лет. Не известен день моей смерти. Много священников завещают похоронить их в монастыре или в родных селах, а я запрещаю куда-нибудь увозить мое грешное тело. Завещаю отпеть монашеским чином и похоронить возле креста на середине кладбища".
Отец Иов за свои заслуги перед Богом получил прекрасный дар - прозорливостью и молитвой исцелять больных. О чудесах, совершенных старцем, до сих пор живет память в народе.

Скончался 28 июля 1985 года. В день своей смерти, в воскресенье, он отслужил Литургию, произнес длинную речь и выполнил все необходимые требы для верующих. В тот же день, около 10 часов вечера, ему стало плохо, и с молитвой на устах закончил свой земной путь. Похороны состоялись 31 июля. Службу возглавил архимандрит Ефрем (Молнар). С речами выступали протоиерей М. Келемен, архимандрит Евфимий (Шутак). Молитвы произнесли монахини Чумалевского и Мукачевского монастырей и многие миряне, которые пришли проводить в последний путь своего наставника.





Закрыть

Святой праведный Иоанн Кроншадский

В роду Иоанна Кронштадтского было много священников. Сам же он появился на свет 19 октября 1829 года, в Архангельской губернии, в селе Сура Пинежского уезда, в христианской семье. Большого достатка семья не имела, зато отличалась ревностью к Богу и благочестием. Отец Иоанна, Илья Сергиев, служил псаломщиком в местной церкви. Его жена, Феодора, мать Иоанна, выделялась простотой нрава и глубокой верой.

Иоанн родился болезненным и очень слабым: настолько, что родители, переживая за его жизнь, были вынуждены торопиться с крещением. Имя выбрали в честь преподобного Иоанна Рыльского. После Крещения мальчик стал поправляться, набирать силу и крепнуть.

Отмечают, что ещё в детстве он стал свидетелем чуда: однажды Иоанн узрел в горнице светоносного ангела, который, увидев смущение ребёнка, успокоил его и сообщил, что он – его Ангел-Хранитель, и будет оберегать его до конца земных дней.

На шестом году жизни, при посредстве родителей, Иоанн стал учиться читать. Отец часто брал его в храм, знакомил с богослужением и богослужебными книгами. Со временем, Иоанн проникся их духом и содержанием. Рассказывают, что уже с детства сельчане приметили в нём особую расположенность к Богу.

Когда мальчик подрос, родители, с трудом собрав необходимую сумму, устроили его в Архангельское Приходское Училище. В тот период ему было около десяти лет. Поначалу обучение складывалось нелегко: не получалось, как следует, уразуметь и запомнить преподаваемый материал. Это сильно печалило юного Иоанна: с одной стороны, он был и слыл отстающим, а с другой, понимал, как тяжело было бедным родителям оплатить его пребывание в училище.

Однажды, после сердечной молитвы перед сном, Иоанн, по его личному признанию, почувствовал, что его словно бы потрясло, точно завеса спала с глаз и раскрылся ум; ему ясно представился учитель и урок; он вспомнил его содержание. В той горячей молитве он просил Бога о помощи, и Бог ответил ему. Тогда душа наполнилась радостью, и он уснул так спокойно, как не спал прежде. С рассветом, поднявшись с постели, Иоанн взял в руки книги и начал читать. И, о чудо, он вдруг заметил, что в нём произошло внутреннее преображение: он легко усваивал и запоминал то, что читал.

С тех пор, посещая уроки, он и чувствовал, и вёл себя совершенно иначе: хорошо разумел учебный материал, хорошо отвечал. Постепенно Иоанн перешёл из последних учеников в число лучших. По завершении курса он был переведен в семинарию, а по её окончании, в 1851 году, поступил в Санкт-Петербургскую Духовную Академию на казенный счёт.

В период обучения в Академии, у него умер отец. То бедственное положение, в котором по смерти кормильца оказалась семья, весьма тяготило Иоанна. Испытывая жалость и свою личную ответственность перед матерью, Иоанн стал искать возможного заработка и нашёл. Зная о его стесненных обстоятельствах и хорошем почерке, ему пошли навстречу, предложив место писаря. За эту работу Иоанн получал до десяти рублей ежемесячно. Отправляя матери деньги, он искренне радовался, что смог её поддержать.

Однажды, придя домой после прогулки по академическому саду, Иоанн заснул и увидел в сновидении, что он – священник, и служит в соборе, в котором до этого никогда не был. Вскоре увиденное в таинственном сне исполнилось наяву.

Священнический подвиг отца Иоанна Кронштадтского
В 1855 году Иоанн окончил академию со степенью кандидата богословия. Ввиду того, что он соединил себя узами брака с дочерью протоиерея К. Несвицкого, служившего в Кронштадтском Андреевском соборе, ему было предложено занять в этом же храме место священнослужителя. 10 декабря 1855 года Иоанн был рукоположен во диакона, а уже 12 декабря, того же года, – во священника. Посетив впервые собор, он узнал в нём тот самый, что видел во сне.

Пастырская жизнь отца Иоанна проходила в трудное для страны время, запечатленное массовым ослаблением веры, началом разгула бунтарских настроений, брожения революционных идей. Город Кронштадт служил в тот период местом сосредоточения высланных из столицы людей. Бродяжничество, праздное шатание, беспробудное пьянство, попрошайничество, крайняя нищета – вот лишь немногие стороны той социальной прослойки, которая составила значительную часть его паствы, нуждалась в особом внимании и заботе. Велики были трудности, лежавшие перед пастырем, но велико было и чувство пастырского долга, велика любовь к Богу, милосердие и сострадание к ближним.

Супружеская жизнь отца Иоанна складывалась так: объявив жене о желании сохранения девства и по договоренности с ней, он жил с Елизаветой, как брат и сестра. До конца жизни Иоанн хранил целомудренную чистоту.

Первоначально многие не понимали и даже не принимали порывов неординарного пастыря. Но со временем, видя его доброту и терпение, видя усердие и, не в последнюю очередь, ту материальную помощь, которую он оказывал нуждавшимся, люди стали осознавать: Бог даровал им благого и сердечного наставника, чуткого, отзывчивого, мудрого попечителя. Рассказывают, что посещая землянки, хибары и бедные квартиры, преподобный раздавал своё жалование, нянчил детей, пока матери занимались хозяйством, присматривал за больными, мог отдать бедняку сапоги и одежду, и при этом молился, увещевал, обнадёживал, утешал.

Бескорыстность и милосердие отца Иоанна доходили до того, что бывало он сам оставался без средств. Видя такое беспрецедентное положение дел, многие, кто по зависти, кто по глупости или по черствости сердца, упрекали святого в неискренности, потворстве тунеядцам и обманщикам, клеветали, ругали, глумились, причём не только устно, но и через печать. Ввиду разительной непохожести Иоанна Кронштадтского на многих других пастырей Церкви его, кроме всего прочего, обвиняли в юродстве.

При поддержке епархиального начальства сослуживцы добились, чтобы жалование священника за него получала жена. Но Премудрый Господь не оставил его без возможности помогать голытьбе. Плату, получаемую за преподавание Закона Божьего в местном, Кронштадтском Реальном Училище, он оставлял при себе, и уже от неё жертвовал тем, кому считал нужным.

Со временем молва о великом светильнике распространилась настолько, что к нему стали стекаться огромные толпы народа, а на его адрес приходило такое количество посланий и телеграмм, что кронштадтская почта, для обработки его переписки, вынуждена была организовать специальное отделение. Иоанну писали не только из разных краёв государства, но и из-за границы. Чтобы внимательно разобрать все эти сообщения, он вынужден был прибегать к помощи секретарей.

Вместе с искавшими душеспасительной пользы к Иоанну стекались и материальные средства. О размерах поступавших в его распоряжение денежных сумм можно только догадываться: он тотчас жертвовал их на благотворительность, раздавал беднякам. Рассказывают, что бывало, когда ему передавали конверт, он тут же, не открывая его, кому-нибудь его отдавал.

В течение всех лет священнического служения о. Иоанн почти каждый день совершал Божественную литургию в соборе, а в последние 35 лет жизни служил ежедневно (последний раз – 10 декабря 1908 г.).

Отец Иоанн вставал очень рано. Встав, начинал готовиться к Божественной Литургии. Когда он шёл в храм, его встречали толпы верующих, жаждавших получить благословение. Здесь же присутствовали нищие, коих он одаривал милостыней.

За утренней отец Иоанн сам читал канон, тщательно и внимательно, предавая этому чтению высокое значение. Перед началом Литургии происходила Исповедь. Со временем, в связи с огромным стечением людей, как местных, так и паломников, желавших исповедоваться непременно у Иоанна Кронштадтского, он вынужден был ввести в свою практику общую исповедь (по разным оценкам, Андреевский собор вмещал 5–7 тысяч человек). Рассказывают, что это священнодействие производило на участников и очевидцев неизгладимое впечатление. Вдохновленные, потрясенные пастырским словом и ревностью люди громко выкрикивали свои грехи, в том числе самые мерзкие, каялись вслух, словно бы и не стыдясь теснивших их со всех сторон свидетелей. Утверждают, что в результате верующие реально испытывали чувство освобождения от тягостного бремени греха. Богослужение характеризовалось единым, пламенным, молитвенным порывом.

Примерно через семнадцать лет пастырского служения Господь сподобил отца Иоанна организовать в Кронштадте особе учреждение – «Дом Трудолюбия». По настоящему поводу тот обратился к народу с воззванием, предлагая осуществить это богоугодное дело совместными усилиями. Обращение было опубликовано. Отклик был искренним и широким. 23 августа 1881 года произошла закладка здания, а уже 12 октября 1882 года состоялось открытие. Постепенно деятельность Дома Трудолюбия развивалась, положительно отражаясь на интересах разных социальных групп и слоев. При Доме Трудолюбия функционировали: мастерские, народная столовая, школа, приюты, библиотека, читальня.

Достойна восхищения и роль Иоанна Кронштадтского в отношении женских скитов и монастырей. В частности, при его непосредственном участии была основана женская обитель в его родном селе, а также в Санкт-Петербурге на Карповке. Многие монастыри он поддерживал, способствуя их расширению, благословляя поступление в них сестёр, служа в монастырских храмах.

По роду своей пастырской деятельности и по зову христианского сердца отец Иоанн регулярно бывал в Петербурге, посещая нуждавшихся в попечении и больных. В целях осуществления своего служения Богу, он выезжал и в отдаленные уголки Российской Империи. Современники отмечают особую целительную силу его молитв за больных, его целительный дар. Кроме того, Иоанн был удостоен от Бога дара чудотворений и прозорливости.

Десятки тысяч с благоговением и страхом Божьим поджидали любимого батюшку в самых разных местах его вероятного появления. Когда он ехал в карете, люди готовы были бросаться к нему прямо на ходу. Их не останавливал даже страх быть переломанными, искалеченными. Когда отец Иоанн путешествовал на пароходе, верующие бежали за пароходом по берегу, многие вставали на колени. Кроме того, святой сыскал уважение и при царском дворе. Другой бы, казалось, под натиском обрушившейся славы сломался и возгордился. Но не отец Иоанн, истинный воин Христов, боголюбец. Как искушения нападками и клеветой не смогли сломить его стойкость, так и искушение славой не смогло зачернить его кроткий, смиренный настрой.

Болезнь и последние дни земной жизни отца Иоанна Кронштадтского
Время кончины было открыто отцу Иоанну заблаговременно. Под конец земной жизни он был подвержен телесным болезням, стал ослабевать. Его мучили сильные боли, которые, иногда, утихали во время служения Литургии. 10 декабря 1908 года отец Иоанн, собрав волю и силы, совершил последнюю Литургию. В последний период своей земной жизни он каждодневно причащался на дому. 20 декабря 1908 года, в 7 часов 40 минут, сердце святого остановилось, он мирно почил о Господе и приобщился к вечности.













Закрыть

Святитель Иоасаф родился в Прилуках Полтавской губернии, 8 сентября 1705 года, на праздник Рождества Пресвятой Богородицы. При Крещении назван Иоакимом. Он происходил из древнего благочестивого малороссийского рода Горленковых. В 1712 году 7-летнего Иоакима отец отдал в Киевскую духовную академию. В стенах академии он ощутил влечение к монашеской жизни. В течение 7 лет испытывал себя будущий святитель и, наконец, открылся родителям. Долго мать с отцом упрашивали сына-первенца не принимать монашеский постриг. Но в 1725 году он тайно от них принял рясофор с именем Иларион в Киевском Межигорском монастыре, а 21 ноября 1727 года был пострижен в мантию с именем Иоасаф в Киево-Братском монастыре. Это событие совпало с завершением обучения в духовной академии. Через год инок Иоасаф был хиротонисан архиепископом Варлаамом Вонатовичем в сан иеродиакона. Его оставили преподавателем в Киевской духовной академии. После смерти преосвященного Варлаама Киевской кафедрой стал управлять архиепископ Рафаил Заборовский. Архиепископ Рафаил обратил внимание на выдающиеся способности молодого подвижника и привлек его для более широкого служения Церкви. Ему было поручено ответственное послушание в должности экзаменатора при Киевской архиепископии. В ноябре 1734 года архиепископ Рафаил посвятил иеродиакона Иоасафа в сан иеромонаха и перевел из училищного Братского монастыря в Киево-Софийский архиерейский дом. Одновременно он был назначен членом Киевской духовной консистории. Исполняя должность экзаменатора, он приложил много усилий к исправлению нравственных недостатков приходского духовенства. Консисторская должность святителя была прекрасной школой для его организаторских способностей. В это время он хорошо изучил нужды священнослужителей, достоинства и недостатки епархии. Здесь ясно определилась всесторонность деловых качеств Иоасафа, сочетающаяся с большими внутренними подвигами. Он быстро восходил по лествице духовного совершенства, о чем свидетельствует сохранившееся его произведение "Брань седми честных добродетелей с седми грехами смертными".

24 июня 1737 года иеромонах Иоасаф был назначен настоятелем Свято-Преображенского Мгарского монастыря с возведением в сан игумена. В своем монастыре все силы игумен полагал на благоустройство обители, в прошлом бывшей оплотом православия в борьбе с унией. В монастыре находились мощи святителя Афанасия, патриарха Константинопольского, Лубенского чудотворца (память 2 мая). Несколько раз патриарх Афанасий являлся игумену Иоасафу, свидетельствуя о своем покровительстве.

В 1744 году митрополит Рафаил возвел игумена Иоасафа в сан архимандрита. В конце того же года он был вызван в Москву и вскоре распоряжением Святейшего Синода назначен наместником Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. В обители Преподобного Сергия он также самоотверженно исполнял послушания Церкви (в те годы требовалось много сил для восстановления монастыря после пожара).

2 июня 1748 года в Петропавловском соборе Петербурга архимандрит Иоасаф был хиротонисан во епископа Белгородского. Вступив на архиерейскую кафедру, святитель Иоасаф строго следил за благочестием и состоянием храмов, за правильностью совершения Богослужения и особенно нравственностью паствы. Большое внимание святитель уделял образованию духовенства, правильному соблюдению ими устава и церковных традиций. Как и прежде, святитель Иоасаф все силы отдавал архипастырскому служению, не щадя своего здоровья. Своему келейнику Стефану, накануне преставления, святитель запретил домогаться священного сана и предупредил, что в случае непослушания его постигнет безвременная кончина. Другому келейнику, Василию, святитель указал, что он будет диаконом, а сана священника никогда не достигнет. И это предсказание впоследствии исполнилось. 10 декабря 1754 года святитель преставился. Прославление святителя Иоасафа в лике святых состоялось 4 сентября 1911 года.