Иконы именные и аналойные

Свт. Спиридон икона

    

Свт. Спиридон Тримифунский

Икона Св. Спиридон Тримифунский

.
Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом  с позолоченным нимбом.  Размер 30- 40 см.
Св. Светлана Фотиния икона

     

Св. муч. Фотиния (Светлана)

Икона Св. муч. Фотиния (Светлана)

.
Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом  с позолоченным фоном.  Размер 30- 40 см.
Св. Стефан икона

Св.апостол архидиакон Стефан

Икона Св. архидиакон Стефан

.
Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом  с позолоченным фоном.  Размер 40- 50 см.

Закрыть

Святой апостол первомученик и архидиакон Стефан


Свя­той Сте­фан про­ис­хо­дил из ев­ре­ев, жив­ших за гра­ни­цей, т. е. вне Свя­той Зем­ли. Та­кие евреи на­зы­ва­лись эл­ли­ни­ста­ми, так как в них чув­ство­ва­лось вли­я­ние гре­че­ской куль­ту­ры, до­ми­ни­ро­вав­шей в Рим­ской им­пе­рии. По­сле со­ше­ствия Свя­то­го Ду­ха на апо­сто­лов Цер­ковь ста­ла быст­ро рас­ти, и воз­ник­ла необ­хо­ди­мость за­бо­тить­ся о си­ро­тах, вдо­вах и бед­ных во­об­ще, при­няв­ших Кре­ще­ние. Апо­сто­лы пред­ло­жи­ли хри­сти­а­нам вы­де­лить семь до­стой­ных му­жей для опе­ки нуж­да­ю­щих­ся. По­свя­тив этих семь че­ло­век в диа­ко­ны (что зна­чит по­мощ­ни­ки, слу­жи­те­ли), апо­сто­лы сде­ла­ли их сво­и­ми бли­жай­ши­ми по­мощ­ни­ка­ми. Сре­ди диа­ко­нов вы­де­лял­ся сво­ей креп­кой ве­рой и да­ром сло­ва мо­ло­дой Сте­фан, на­зы­ва­е­мый ар­хи­ди­а­ко­ном, т. е. пер­вым диа­ко­ном. В ско­ром вре­ме­ни диа­ко­ны, кро­ме по­мо­щи бед­ным, ста­ли при­ни­мать бли­жай­шее уча­стие в мо­лит­вах и бо­го­слу­же­ни­ях.

Сте­фан про­по­ве­до­вал в Иеру­са­ли­ме сло­во Бо­жие, под­креп­ляя ис­тин­ность сво­их слов зна­ме­ни­я­ми и чу­де­са­ми. Успех его был очень боль­шой, и это воз­бу­ди­ло про­тив него нена­висть рев­ни­те­лей за­ко­на Мо­и­сея – фа­ри­се­ев. Они схва­ти­ли его и по­влек­ли в си­нед­ри­он – выс­шее су­ди­ли­ще у ев­ре­ев. Здесь фа­ри­сеи пред­ста­ви­ли лож­ных сви­де­те­лей, ко­то­рые утвер­жда­ли, что он в сво­их про­по­ве­дях оскорб­ля­ет Бо­га и про­ро­ка Мо­и­сея. В свое оправ­да­ние свя­той Сте­фан из­ло­жил пе­ред си­нед­ри­о­ном ис­то­рию ев­рей­ско­го на­ро­да, по­ка­зы­вая на яр­ких при­ме­рах, как евреи все­гда про­ти­ви­лись Бо­гу и уби­ва­ли по­слан­ных Им про­ро­ков. Чле­ны си­нед­ри­о­на слу­шая его, все бо­лее раз­го­ра­лись гне­вом.

В это вре­мя Сте­фан уви­дел, как над ним рас­кры­лось Небо, и он вос­клик­нул: «Я ви­жу небе­са от­вер­стые и Сы­на Че­ло­ве­че­ско­го, сто­я­ще­го одес­ную Бо­га» (Деян.7:56). Услы­шав это, чле­ны си­нед­ри­о­на при­шли в ве­ли­кую ярость. За­ты­кая свои уши, они бро­си­лись на Сте­фа­на и по­влек­ли его за го­род. Здесь, как за­кон по­веле­вал, сви­де­те­ли, пер­вые об­ви­нив­шие Сте­фа­на, пер­вы­ми ста­ли по­би­вать его кам­ня­ми. При этом при­сут­ство­вал юно­ша, име­нем Савл, ко­то­ро­му бы­ло по­ру­че­но сте­речь одеж­ды по­би­ва­ю­щих кам­ня­ми. Он одоб­рял уби­е­ние Сте­фа­на. Па­дая под гра­дом кам­ней, Сте­фан вос­клик­нул: «Гос­по­ди Иису­се! Не вме­ни им гре­ха се­го и при­ми дух мой». Со­бы­тие это и речь Сте­фа­на в си­нед­ри­оне опи­сал еван­ге­лист Лу­ка в кни­ге Де­я­ний апо­сто­лов, гла­вы 6-8.

Так ар­хи­ди­а­кон Сте­фан стал пер­вым му­че­ни­ком за Хри­ста в 34 го­ду по­сле Р.X. По­сле это­го на­ча­лось в Иеру­са­ли­ме пре­сле­до­ва­ние хри­сти­ан, от ко­то­ро­го они вы­нуж­де­ны бы­ли бе­жать в раз­ные ча­сти Свя­той Зем­ли и в со­сед­ние стра­ны. Так хри­сти­ан­ская ве­ра ста­ла рас­про­стра­нять­ся в раз­ных ча­стях Рим­ской им­пе­рии. Кровь пер­во­му­че­ни­ка Сте­фа­на не про­ли­лась да­ром. В ско­ром вре­ме­ни Савл, одоб­ряв­ший это убий­ство, уве­ро­вал, кре­стил­ся и стал зна­ме­ни­тым Пав­лом – од­ним из са­мых успеш­ных про­по­вед­ни­ков Еван­ге­лия. Мно­го лет спу­стя Па­вел, по­се­тив Иеру­са­лим, был то­же схва­чен разъ­ярен­ной тол­пой иуде­ев, хо­тев­ших по­бить его кам­ня­ми. В сво­ей бе­се­де с ни­ми он вспом­нил о невин­ной смер­ти Сте­фа­на и о сво­ем уча­стии в ней (Деян.22).

2/15 августа – Перенесение из Иерусалима в Константинополь мощей первомученика архидиакона Стефана
Пе­ре­не­се­ние из Иеру­са­ли­ма в Кон­стан­ти­но­поль мо­щей свя­то­го пер­во­му­че­ни­ка ар­хи­ди­а­ко­на Сте­фа­на бы­ло око­ло 428 го­да. По­сле то­го, как свя­той пер­во­му­че­ник ар­хи­ди­а­кон Сте­фан был по­бит иуде­я­ми кам­ня­ми, свя­тое те­ло его бро­си­ли без по­гре­бе­ния на съе­де­ние зве­рям и пти­цам. Од­на­ко на вто­рую ночь зна­ме­ни­тый иудей­ский за­ко­но­учи­тель Га­ма­ли­ил, на­чав­ший скло­нять­ся к ве­ре в Иису­са Хри­ста как в Мес­сию и за­щи­тив­ший апо­сто­лов в си­нед­ри­оне (Деян.5:34-40), по­слал пре­дан­ных ему лю­дей взять те­ло пер­во­му­че­ни­ка. Га­ма­ли­ил пре­дал его по­гре­бе­нию на сво­ей зем­ле, в пе­ще­ре, неда­ле­ко от Иеру­са­ли­ма. Ко­гда скон­чал­ся тай­ный уче­ник Гос­по­да, Ни­ко­дим, при­хо­див­ший к Нему но­чью (Ин.3:1-21, 7:50-52, 19:38-42), Га­ма­ли­ил так­же по­хо­ро­нил его близ гро­ба ар­хи­ди­а­ко­на Сте­фа­на. За­тем и сам Га­ма­ли­ил, при­няв­ший Свя­тое Кре­ще­ние вме­сте со сво­им сы­ном Ави­вом, был по­гре­бен при гро­бе пер­во­му­че­ни­ка Сте­фа­на и свя­то­го Ни­ко­ди­ма. В 415 го­ду мо­щи свя­тых бы­ли чу­дес­ным об­ра­зом об­ре­те­ны и тор­же­ствен­но пе­ре­не­се­ны в Иеру­са­лим ар­хи­епи­ско­пом Иоан­ном вме­сте с епи­ско­па­ми Елев­фе­ри­ем Се­ва­стий­ским и Елев­фе­ри­ем Иери­хон­ским. С то­го вре­ме­ни от мо­щей на­ча­ли со­вер­шать­ся ис­це­ле­ния.

Впо­след­ствии, при свя­том бла­го­вер­ном ца­ре Фе­о­до­сии Млад­шем (408–450), мо­щи свя­то­го пер­во­му­че­ни­ка Сте­фа­на бы­ли пе­ре­ве­зе­ны из Иеру­са­ли­ма в Кон­стан­ти­но­поль и по­ло­же­ны в церк­ви в честь свя­то­го диа­ко­на Лав­рен­тия, а по со­зда­нии хра­ма в честь пер­во­му­че­ни­ка Сте­фа­на пе­ре­не­се­ны ту­да 2 ав­гу­ста.





Закрыть

Святая мученица Фотина

была той самой самарянкой, с которой беседовал Спаситель у колодца Иаковлева (Ин. 4, 5 - 42). Во времена императора Нерона (54 - 68), проявившего чрезвычайную жестокость в борьбе с христианством, святая Фотина жила в Карфагене со своим младшим сыном Иосией и там безбоязненно проповедовала Евангелие. Ее старший сын Виктор храбро сражался в римских войсках против варваров и за свои заслуги был назначен военачальником в город Атталию (Малая Азия).

Градоначальник Атталии Севастиан при встрече со святым Виктором сказал ему: "Я знаю достоверно, что ты, твоя мать и твой брат - последователи учения Христа. Но я по-дружески советую тебе - подчинись воле императора, за это будешь получать имущество христиан, которых ты доставишь нам. Твоим же матери и брату я напишу, чтобы они не проповедовали Христа открыто. Пусть тайно исповедуют свою веру". Святой Виктор ответил: "Я сам хочу быть проповедником христианства, как мои мать и брат". На это Севастиан ответил: "О Виктор, все мы хорошо знаем, какие бедствия ожидают за это тебя, мать и брата твоего". После этих слов Севастиан вдруг почувствовал острую боль в глазах, изменился в лице и онемел.

Три дня пролежал он слепой, не произнося ни слова. На четвертый день неожиданно он громко произнес: "Только вера христиан истинна, нет другой истинной веры!" Находившемуся рядом святому Виктору Севастиан сказал: "Меня призывает Христос". Вскоре он крестился и тотчас же прозрел. Слуги святого Севастиана, свидетели чуда, крестились по примеру своего господина.

Слухи о происшедшем дошли до Нерона, и он приказал привести христиан к нему на суд в Рим. Тогда Сам Господь явился исповедникам и сказал: "Я буду с вами, и Нерон будет побежден, и все, кто служит ему". Святому Виктору Господь возвестил: "С этого дня имя тебе будет Фотин - "Светозарный", ибо многие, просвещенные тобой, обратятся ко Мне". Святого Севастиана Господь ободрил: "Блажен, кто совершит свой подвиг до конца". Святая Фотина, извещенная Спасителем о предстоящих страданиях, в сопровождении нескольких христиан отправилась из Карфагена в Рим и присоединилась к исповедникам.

В Риме император приказал привести к себе святых и спросил их, действительно ли они веруют во Христа. Все исповедники решительно отказались отречься от Спасителя. Тогда император приказал раздробить на наковальне кисти рук святых мучеников. Но во время истязания исповедники не чувствовали боли, а руки мученицы Фотины остались невредимы. Нерон приказал святых Севастиана, Фотина и Иосию ослепить и заключить в темницу, а святую Фотину с пятью ее сестрами - Анастасией, Фото, Фотидой, Параскевой и Кириакией - отправить в императорский дворец под надзор дочери Нерона Домнины. Но святая Фотина обратила ко Христу Домнину и всех ее рабынь, которые приняли святое Крещение. Обратила она ко Христу и волхва, который принес отравленное питье, чтобы умертвить исповедниц.

Прошло три года, и Нерон послал в темницу за одним из своих слуг, находившихся в заключении. Посланные сообщили ему что святые Севастиан, Фотин и Иосия, которые были ослеплены, стали совершенно здоровы, и их постоянно посещают люди, которые слушают их проповедь; сама темница превратилась в светлое и благоуханное место, где прославляется Бог. Тогда Нерон приказал распять святых вниз головой и в течение трех дней бить их по обнаженному телу ремнями. На четвертый день император послал слуг посмотреть, живы ли мученики. Но, придя на место пыток, посланные тут же ослепли. В это время Ангел Господень освободил мучеников и исцелил их. Святые сжалились над ослепшими слугами и своими молитвами к Господу возвратили им зрение. Прозревшие уверовали во Христа и вскоре крестились.

В бессильной ярости Нерон приказал содрать кожу со святой Фотины и бросить мученицу в колодец. Мученикам Севастиану, Фотину и Иосии отсекли голени, бросили собакам, затем с них содрали кожу. Страшные муки претерпели и сестры святой Фотины. Нерон приказал отрезать им сосцы, а затем содрать кожу. Изощренный в жестокостях император уготовал жесточайшую казнь святой Фотиде: ее привязали за ноги к вершинам двух склоненных деревьев, которые, распрямившись, разорвали мученицу. Остальных император приказал обезглавить. Святую Фотину вытащили из колодца и заключили в темницу на 20 дней.

После этого Нерон призвал ее к себе и спросил, покорится ли она теперь и принесет ли жертвы идолам. Святая Фотина плюнула императору в лицо и, посмеявшись над ним, сказала: "Нечестивейший слепец, заблуждший и безумный человек! Неужели ты считаешь меня столь неразумной, чтобы я согласилась отречься от Владыки моего Христа и принесла жертву подобным тебе слепым идолам?!"

Услышав такие слова, Нерон снова велел бросить мученицу в колодец, где она предала дух свой Господу (+ ок. 66).





Закрыть

Свя­ти­тель Спи­ри­дон Три­ми­фунт­ский

ро­дил­ся в кон­це III ве­ка на ост­ро­ве Кипр. О его жиз­ни све­де­ний со­хра­ни­лось ма­ло. Из­вест­но, что он был пас­ту­хом, имел же­ну и де­тей. Все свои сред­ства он от­да­вал на нуж­ды ближ­них и стран­ни­ков, за это Гос­подь воз­на­гра­дил его да­ром чу­до­тво­ре­ния: он ис­це­лял неиз­ле­чи­мо боль­ных и из­го­нял бе­сов. По­сле смер­ти же­ны, в цар­ство­ва­ние им­пе­ра­то­ра Кон­стан­ти­на Ве­ли­ко­го (306–337), он был из­бран епи­ско­пом го­ро­да Три­ми­фун­та. В сане епи­ско­па свя­ти­тель не из­ме­нил сво­е­го об­ра­за жиз­ни, со­еди­нив пас­тыр­ское слу­же­ние с де­ла­ми ми­ло­сер­дия. По сви­де­тель­ству цер­ков­ных ис­то­ри­ков, свя­ти­тель Спи­ри­дон в 325 го­ду при­ни­мал уча­стие в де­я­ни­ях I Все­лен­ско­го Со­бо­ра. На Со­бо­ре свя­ти­тель всту­пил в со­стя­за­ние с гре­че­ским фило­со­фом, за­щи­щав­шим ари­е­ву ересь. Про­стая речь свя­ти­те­ля Спи­ри­до­на по­ка­за­ла всем немощь че­ло­ве­че­ской муд­ро­сти пе­ред Пре­муд­ро­стью Бо­жи­ей: «Слу­шай, фило­соф, что я бу­ду го­во­рить те­бе: мы ве­ру­ем, что Все­мо­гу­щий Бог из ни­че­го со­здал Сво­им Сло­вом и Ду­хом небо, зем­лю, че­ло­ве­ка и весь ви­ди­мый и неви­ди­мый мир. Сло­во это есть Сын Бо­жий, Ко­то­рый со­шел ра­ди на­ших гре­хов на зем­лю, ро­дил­ся от Де­вы, жил с людь­ми, по­стра­дал, умер для на­ше­го спа­се­ния и за­тем вос­крес, ис­ку­пив Сво­и­ми стра­да­ни­я­ми пер­во­род­ный грех, и со­вос­кре­сил с Со­бою че­ло­ве­че­ский род. Мы ве­ру­ем, что Он Еди­но­су­щен и Рав­но­че­стен со От­цем, и ве­ру­ем это­му без вся­ких лу­ка­вых из­мыш­ле­ний, ибо тай­ну эту по­стиг­нуть че­ло­ве­че­ским ра­зу­мом невоз­мож­но».

В ре­зуль­та­те бе­се­ды про­тив­ник хри­сти­ан­ства сде­лал­ся его рев­ност­ным за­щит­ни­ком и при­нял Свя­тое Кре­ще­ние. По­сле раз­го­во­ра со свя­тым Спи­ри­до­ном, об­ра­тив­шись к сво­им дру­зьям, фило­соф ска­зал: «Слу­шай­те! По­ка со­стя­за­ние со мною ве­лось по­сред­ством до­ка­за­тельств, я вы­став­лял про­тив од­них до­ка­за­тельств дру­гие и сво­им ис­кус­ством спо­рить от­ра­жал все, что мне пред­став­ля­ли. Но ко­гда, вме­сто до­ка­за­тель­ства от ра­зу­ма, из уст это­го стар­ца на­ча­ла ис­хо­дить ка­кая-то осо­бая си­ла, до­ка­за­тель­ства ста­ли бес­силь­ны про­тив нее, так как че­ло­век не мо­жет про­ти­вить­ся Бо­гу. Ес­ли кто-ни­будь из вас мо­жет мыс­лить так же, как я, то да уве­ру­ет во Хри­ста и вме­сте со мною да по­сле­ду­ет за этим стар­цем, уста­ми ко­то­ро­го го­во­рил Сам Бог».

На том же Со­бо­ре свя­ти­тель Спи­ри­дон явил про­тив ари­ан на­гляд­ное до­ка­за­тель­ство Един­ства во Свя­той Тро­и­це. Он взял в ру­ки кир­пич и стис­нул его: мгно­вен­но вы­шел из него вверх огонь, во­да по­тек­ла вниз, а гли­на оста­лась в ру­ках чу­до­твор­ца. «Се три сти­хии, а пл­ин­фа (кир­пич) од­на, – ска­зал то­гда свя­ти­тель Спи­ри­дон, – так и в Пре­свя­той Тро­и­це – Три Ли­ца, а Бо­же­ство Еди­но».

Свя­ти­тель с боль­шой лю­бо­вью за­бо­тил­ся о сво­ей пастве. По его мо­лит­ве за­су­ха сме­ня­лась обиль­ным жи­во­тво­ря­щим до­ждем, а непре­рыв­ные до­жди – вёд­ром (тёп­лой, су­хой по­го­дой), ис­це­ля­лись боль­ные, из­го­ня­лись де­мо­ны.

Од­на­жды к нему при­шла жен­щи­на с мерт­вым ре­бен­ком на ру­ках, про­ся за­ступ­ни­че­ства свя­то­го. По­мо­лив­шись, он вер­нул мла­ден­ца к жиз­ни. Мать, по­тря­сен­ная ра­до­стью, упа­ла без­ды­хан­ной. Но мо­лит­ва угод­ни­ка Бо­жия вер­ну­ла жизнь и ма­те­ри.

Как-то, спе­ша спа­сти сво­е­го дру­га, окле­ве­тан­но­го и при­го­во­рен­но­го к смер­ти, свя­ти­тель был оста­нов­лен в пу­ти неожи­дан­но раз­лив­шим­ся от на­вод­не­ния ру­чьем. Свя­той при­ка­зал по­то­ку: «Стань! Так по­веле­ва­ет те­бе Вла­ды­ка все­го ми­ра, дабы я мог пе­рей­ти и спа­сен был муж, ра­ди ко­то­ро­го спе­шу». Во­ля свя­ти­те­ля бы­ла ис­пол­не­на, и он бла­го­по­луч­но пе­ре­шел на дру­гой бе­рег. Су­дья, пре­ду­пре­жден­ный о про­ис­шед­шем чу­де, с по­че­том встре­тил свя­то­го Спи­ри­до­на и от­пу­стил его дру­га.

Из­ве­стен из жиз­ни свя­ти­те­ля и та­кой слу­чай. Как-то он за­шел в пу­стую цер­ковь, по­ве­лел воз­жечь лам­па­ды и све­чи и на­чал бо­го­слу­же­ние. Про­воз­гла­сив «Мир всем», он и диа­кон услы­ша­ли в от­вет свер­ху раз­дав­ше­е­ся ве­ли­кое мно­же­ство го­ло­сов, воз­гла­ша­ю­щих: «И ду­хо­ви тво­е­му». Хор этот был ве­лик и слад­ко­глас­нее вся­ко­го пе­ния че­ло­ве­че­ско­го. На каж­дой ек­те­нии неви­ди­мый хор пел «Гос­по­ди, по­ми­луй». При­вле­чен­ные до­но­сив­шим­ся из церк­ви пе­ни­ем, к ней по­спе­ши­ли на­хо­див­ши­е­ся по­бли­зо­сти лю­ди. По ме­ре то­го, как они при­бли­жа­лись к церк­ви, чу­дес­ное пе­ние все бо­лее и бо­лее на­пол­ня­ло их слух и услаж­да­ло серд­ца. Но ко­гда они во­шли в цер­ковь, то не уви­де­ли ни­ко­го, кро­ме епи­ско­па с немно­ги­ми цер­ков­ны­ми слу­жи­те­ля­ми, и не слы­ха­ли уже бо­лее небес­но­го пе­ния, от че­го при­шли в ве­ли­кое изум­ле­ние.

Свя­той Си­ме­он Ме­та­фраст, опи­са­тель его жи­тия, упо­доб­лял свя­то­го Спи­ри­до­на пат­ри­ар­ху Ав­ра­аму в доб­ро­де­те­ли го­сте­при­им­ства. «На­доб­но знать и то, как он при­ни­мал стран­ни­ков», – пи­сал близ­кий к мо­на­ше­ским кру­гам Со­зо­мен, при­во­дя в сво­ей «Цер­ков­ной ис­то­рии» уди­ви­тель­ный при­мер из жиз­ни свя­ти­те­ля. Од­на­жды по на­ступ­ле­нии Че­ты­ре­де­сят­ни­цы в его дом по­сту­чал­ся стран­ник. Ви­дя, что пут­ник очень утом­лен, свя­той Спи­ри­дон ска­зал до­че­ри: «Об­мой-ка но­ги это­му че­ло­ве­ку да пред­ло­жи ему по­есть». Но вви­ду по­ста не бы­ло сде­ла­но нуж­ных за­па­сов, ибо свя­ти­тель «вку­шал пи­щу толь­ко в опре­де­лен­ный день, а в про­чие оста­вал­ся без пи­щи». По­это­му дочь от­ве­ти­ла, что в до­ме нет ни хле­ба, ни му­ки. То­гда свя­той Спи­ри­дон, из­ви­нив­шись пе­ред го­стем, при­ка­зал до­че­ри под­жа­рить быв­шее в за­па­се со­ле­ное сви­ное мя­со и, уса­див за стол стран­ни­ка, при­нял­ся за тра­пе­зу, убеж­дая то­го че­ло­ве­ка под­ра­жать се­бе. Когда же последний, называя себя христианином, отказался, святитель не стал возражать, заметив: «Слово Божие изрекло: для чистых все чисто» (Тит.1:15).

Дру­гая ис­то­рия, со­об­щен­ная Со­зо­ме­ном, так­же весь­ма ха­рак­тер­на для свя­ти­те­ля: у свя­то­го был обы­чай из со­бран­но­го уро­жая од­ну часть раз­да­вать бед­ным, а дру­гую от­да­вать нуж­да­ю­щим­ся в долг. Сам он лич­но ни­че­го не да­вал, а про­сто по­ка­зы­вал вход в кла­до­вую, где каж­дый мог взять, сколь­ко нуж­но, и по­том воз­вра­тить та­ким же об­ра­зом, без про­вер­ки и от­че­та.

Из­ве­стен так­же рас­сказ Со­кра­та Схо­ла­сти­ка о том, как во­ры ре­ши­ли по­хи­тить овец свя­то­го Спи­ри­до­на: глу­бо­кой но­чью за­бра­лись они в ов­чар­ню, но тут же неви­ди­мой си­лой ока­за­лись свя­зан­ны­ми. Ко­гда на­ста­ло утро, свя­той при­шел к ста­ду и, уви­дев свя­зан­ных раз­бой­ни­ков, по­мо­лив­шись, раз­вя­зал их и дол­го уго­ва­ри­вал оста­вить без­за­кон­ный путь и до­бы­вать про­пи­та­ние чест­ным тру­дом. По­том, по­да­рив им по ов­це и от­пус­кая их, лас­ко­во ска­зал: «Пусть же не на­прас­но вы бодр­ство­ва­ли».

Ча­сто упо­доб­ля­ют свя­то­го Спи­ри­до­на про­ро­ку Илии, ибо так же по мо­лит­ве его во вре­мя за­сух, ча­сто угро­жав­ших ост­ро­ву Кипр, шел дождь: «Рав­но­ан­гель­на Спи­ри­до­на зрим, ве­ли­ка­го чу­до­твор­ца. Неко­гда стра­на от без­до­ж­дия и за­су­хи вель­ми по­стра­да: бысть глад и яз­ва, и мно­гое мно­же­ство лю­дей ум­ро­ша, мо­лит­ва­ми же свя­ти­те­ля сни­де с небе­се на зем­лю дождь: лю­дие же, из­бав­ль­ше­ся от бед­ствия, бла­годар­ствен­но взы­ва­ху: Ра­дуй­ся, ве­ли­ко­му про­ро­ку упо­до­би­вый­ся и дождь, отъ­ем­лю­щий глад и неду­ги, бла­говре­мен­ный низ­вел еси».

Все жи­тие свя­ти­те­ля по­ра­жа­ет уди­ви­тель­ной про­сто­той и си­лой чу­до­тво­ре­ния, да­ро­ван­ной ему от Гос­по­да. По сло­ву свя­ти­те­ля про­буж­да­лись мерт­вые, укро­ща­лись сти­хии, со­кру­ша­лись идо­лы. Ко­гда в Алек­сан­дрии пат­ри­ар­хом был со­зван Со­бор ра­ди со­кру­ше­ния идо­лов и ка­пищ, по мо­лит­вам от­цов Со­бо­ра па­ли все идо­лы, кро­ме од­но­го, са­мо­го по­чи­та­е­мо­го. Пат­ри­ар­ху в ви­де­нии бы­ло от­кры­то, что идол этот остал­ся для то­го, чтобы быть со­кру­шен­ным свя­ти­те­лем Спи­ри­до­ном Три­ми­фунт­ским. Вы­зван­ный Со­бо­ром свя­ти­тель сел на ко­рабль, и в тот мо­мент, ко­гда ко­рабль при­стал к бе­ре­гу и свя­ти­тель сту­пил на зем­лю, идол в Алек­сан­дрии со все­ми жерт­вен­ни­ка­ми по­верг­ся в прах, чем воз­ве­стил пат­ри­ар­ху и всем епи­ско­пам при­бли­же­ние свя­ти­те­ля Спи­ри­до­на.

В пра­вед­но­сти и свя­то­сти про­жил свя­той Спи­ри­дон зем­ную жизнь и в мо­лит­ве пре­дал ду­шу свою Гос­по­ду (ок. 348 го­да). В ис­то­рии Церк­ви свя­ти­тель Спи­ри­дон по­чи­та­ет­ся вме­сте со свя­ти­те­лем Ни­ко­ла­ем, ар­хи­епи­ско­пом Мир­ли­кий­ским.

Мо­щи его по­ко­ят­ся на ост­ро­ве Кор­фу в церк­ви его име­ни (кро­ме дес­ной ру­ки, ко­то­рая в Ри­ме).