Иконы именные и аналойные

Св. муч. Пантелеимон икона

Икона Св. великомученик Пантелеимон

.
Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом  с позолоченным нимбом.  Размер 30- 40 см.

Св. великомученик Пантелеимон

Св. Пётр Калнышевский икона

    

Св. Пётр Калнышевский

Икона Св. Пётр Калнышевский

.
Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом  с позолоченным нимбом.  Размер 30- 40 см.
Св.Праотцы Ной, Авраам, Исаак, Иаков, Моисей икона
Св. Елисея, Даниила, Еноха, Иова, Илии икона

Икона Св. Праотцы

.
Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом  с позолоченным фоном.
Размер 40- 50 см.

Икона Св. Праотцы

.
Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом  с позолоченным фоном.
Размер 40- 50 см.

Св. Праотцы Ной, Авраам, Исаак, Иаков, Моисей Елисей, Даниил, Енох, Иов, Илия

                                                                            
Св. Павлв икона

   

Св.муч. Павла Византийская

Икона Св. муч. Павла Византийская

.
Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом  с позолоченным нимбом.  Размер 30- 40 см.
Св. Пётр икона
Св. Павел икона

   

Св. апостолы Пётр и Павел

Св. апостол Пётр


Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом  с позолоченным фоном.  Размер 40- 50 см.

Св. апостол Павел


Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом  с позолоченным фоном.  Размер 40- 50 см.

Закрыть

Св. апостолы Петр и Павел

— два столпа веры – два диаметрально противоположных характера: вдохновенный простец и неистовый оратор – приходят к единому окончанию своего земного пути.

Петр первоначально назывался Симоном, имя Кифа (Петр) – еврейское слово, означающее «скала, камень», было дано ему самим Христом. Петр был старшим братом апостола Андрея Первозванного.

Не отягощенный образованием или ученостью Петр был очень простым и искренним человеком,   его образ мышления очень живой, в характере – горячность.   Для него была характерна речь, побуждающая к немедленным действиям. Петр становится участником многих событий, описанных в Евангелии. Именно его тещу исцелил Христос – и это было одно из первых чудес. Петр участвовал   в чудесном ловле рыбы, когда, после долгих безрезультатных попыток поймать хоть что-нибудь, по слову Христа,   сети рыбаков наполнились рыбой настолько, что стали рваться под тяжестью улова. В тот момент Петр впервые признал во Христе Господа, ужаснулся и в священном, благоговейном страхе стал умолять Христа: «Выйди от меня, ибо я человек грешный».
Апостол Петр вместе с Иоанном и Иаковом были свидетелями Преображения Христа на горе Фавор и через некоторое время – его страданий в Гефсиманском саду. Там   горячный Петр отсек ухо одному из стражников, пришедших схватить Христа. Петр искренне уверял Христа, что никогда не отречется от Него. И отрекся несколько часов спустя.   А потом к нему приходит осознание совершенного, раскаяние и горькие слезы.
Петра называют Апостолом надежды христианской. Ведь он находит в себе силу признать свое предательство и сокрушенно плакать о своей, столь знакомой всем нам, слабости. И после покаяния именно его Господь трижды утверждает в апостольском звании словами — «паси овец моих».

Апостол Петр первый содействовал распространению и утверж-дению Церкви Христовой после сошествия Святого Духа, произнеся сильную речь перед народом в день пятидесятницы и обратив 3000 душ ко Христу. Спустя некоторое время, исцелив хромого от рождения, он второй проповедью обратил к вере еще 5000 иудеев. Духовная сила, исходившая от апостола Петра была настолько сильна, что даже тень его, осеняя лежащих на улице больных, исцеляла их (Деян. 5, 15). Книга Деяний с 1 главы по 12 рассказывает о его апостольской деятельности.

Внук Ирода Великого, Ирод Агриппа Первый, в 42 году после Р. X. воздвиг гонение против христиан. Он умертвил апостола Иоакова Заведеева и заключил апостола Петра в темницу. Христиане, предвидя казнь апостола Петра, горячо за него молились. Ночью случилось чудо: в темницу к Петру сошел Ангел Божий, оковы спали с Петра, и он беспрепятственно ушел из темницы, никем не замеченный. После этого чудесного освобождения книга Деяний упоминает о нем только еще раз при рассказе об Апостольком соборе.

По преданию, вдохновившему Генриха Сенкевича на написание целого романа «Камо грядеши» , римские христиане очень боялись, что Петра подвергнут   тяжелейшим пыткам и издевательствам и уговорили его спастись бегством. Но, покидая Рим, на дороге Петр увидел идущего к нему навстречу Христа.
«Дорожный посох Петра, выскользнув из его руки, упал наземь, глаза были устремлены вперед, на лице изображались изумление, радость, восторг.
Внезапно он бросился на колени, простирая руки, и из уст его вырвался возглас:
— Христос! Христос!
И он приник головою к земле, будто целовал чьи-то ноги. Наступило долгое молчанье, потом в тишине послышался прерываемый рыданьями голос старика:
— Quo vadis, Domine?* * Куда идешь, Господи? (Лат.)
До ушей Петра донесся грустный, ласковый голос:
— Раз ты оставляешь народ мой, я иду в Рим, на новое распятие.
Апостол лежал на земле, лицом в пыли, недвижим и нем. Назарий испугался, что он в обмороке или умер, но вот наконец Петр встал, дрожащими руками поднял страннический посох и, ни слова не говоря, повернул к семи холмам города.
Видя это, юноша повторил как эхо:
— Quo vadis, Domine?
— В Рим, — тихо отвечал апостол.».
(Г Сенкевич «Камо грядеши?»)

Павел, по нашим понятиям, – совершенно противоположен Петру: сын богатых и знатных родителей, римский гражданин, ученик известного иудейского законоучителя Гамалиила, «книжник и фарисей».

Молодой Савл, видимо, готовился к должности раввина (религиоз-ного наставника), а потому сразу же после окончания своего воспитания и образования он проявил себя сильным ревнителем фарисейских преданий и гонителей веры Христовой. Может быть по назначению синедриона он стал свидетелем смерти первомученика Стефана, а затем получил власть официально преследовать христиан даже за пределами Палестины в Дамаске.

Господь, усмотревший в нем «сосуд избранный Себе», на пути в Дамаск чудесным образом призвал его к апостольскому служению. Во время путешествия Савла осветил ярчайший свет, от которого он слепым упал на землю. Из света раздался голос: «Савл, Савл, почему ты гонишь Меня?» На вопрос Савла: «Кто Ты?» — Господь ответил: «Я Иисус, Которого ты гонишь». Господь повелел Савлу идти в Дамаск, где ему будет указано, что делать дальше. Спутники Савла слышали голос Христа, но света не видели. Приведенный под руки в Дамаск, ослепший Савл был научен вере и на третий день крещен Ананией. В момент погружения в воду Савл прозрел. С этого времени он сделался ревностным проповедником прежде гонимого учения. На время он отправился в Аравию, а затем снова вернулся в Дамаск для проповеди о Христе.

Ярость иудеев, возмущенных его обращением ко Христу, заставила его бежать в Иерусалим, где он присоединился к обществу верующих и познакомился с апостолами. Из-за покушения эллинистов убить его, он отправился в свой родной г. Тарс. Отсюда около 43 года он был вызван Варнавой в Антиохию для проповеди, и потом путешествовал вместе с ним в Иерусалим, куда привел помощь нуждающимся.

Обращение Павла состоялось на 30-м году жизни, после этого – еще 30 лет апостольского служения. Пережив личную встречу со Христом, Павел свидетельствует о нем перед народами. Он совершает несколько миссионерских путешествий и проповедует в Аравии, Сирии, Палестине, на Кипре, в Антиохии, в Афинах и многих других городах. Всюду творит чудеса и… терпит гонения. Он основал множество поместных Церквей, к ним он и обращает свои знаменитые послания.

Апостол Павел, как и апостол Петр, много потрудился в распространении Христовой веры и справедливо почитается вместе с ним «столпом» Церкви Христовой и первоверховным апостолом. Они оба мученически скончались в Риме при императоре Нероне, и их память празднуется в один день.








Закрыть

Св. мученица Павла Византийская


Святой мученик Лукиллиан, пострадавший во времена римского царя Аврелиана3599, сначала пребывал в языческом многобожии и даже был идольским жрецом, уже достигшим маститой старости, украшенным сединою и почтенным видом. Жил он недалеко от Никомидии3600, служа в капищах скверным богам. Потом благодатью Христа Бога нашего, желающего всем спастись и никому не погибнуть (ср. 1Тим.2:4), убедился он в обмане бесовском и языческом заблуждении, достиг познания истины, уверовал в единого истинного Бога, Господа нашего Иисуса Христа, отверг и презрел идолов, и обновилась в старости, как у орла, юность его (Пс.102:5). Тогда возродился он святым крещением и всей мыслью и душой вполне предался любви ко Христу.

Выяснял он и прочим язычникам суету и пагубу их нечестия, наставлял на спасение и своим учением приводил ко Христу, так что для многих был он примером обращения к Богу. Местные иудеи, видя, что Лукиллиан перешел из идолопоклонства в христианскую веру и что многие, по примеру и учению его, оставляли кумирослужение, присоединяются к христианам и принимают святое крещение, исполнились гнева и ненависти. Люди богоубийственные и лютые, они из зависти оклеветали его и предали суду нечестивых; и был представлен раб Христов для допроса правителю Никомидии Силвану. Правитель сильно принуждал старца отречься Христа и возвратиться к идолослужению, но тот отказался повиноваться ему. Тогда правитель исполнился ярости и повелел предать Лукиллиана различным мукам: ему сокрушили челюсти, били нещадно палками, повесили вниз головой и потом, после долгого и лютого мучения, ввергли в темницу. Там святой Лукиллиан нашел четырех отроков, заключенных за Христову веру: Клавдия, Ипатия, Павла и Дионисия. Радостно беседовал он с ними о Христе Боге и укреплял их к подвигу мученическому, чтобы, помня вечное воздаяние на небесах, они не боялись временных мук, не устрашались смерти для будущей жизни и не жалели цветущей юности своей для Христа, уготовляющего им в Царствии Своем неувядающее блаженство. Все вместе они молились Богу дни и ночи и утешали себя надеждою на Христа. По прошествии довольно многих дней, святой Лукиллиан снова был подвержен мучениям уже вместе с отроками, и с ними был брошен в раскаленную печь. Но всемогущий Бог проявил над ними чудесную Свою милость, как некогда над еврейскими отроками, ввергнутыми в печь вавилонскую (Дан. 3): огонь обратился в холод, пламя – в росу, и обильный дождь, пролившись свыше, окончательно охладил всю печь, и вышли святой Лукиллиан и отроки невредимыми. Язычники, ослепленные неверием и злобою, приписывали это преславное чудо Божие не Божией силе, но волшебству христиан. Тогда неправедный судия осудил святых мучеников на смерть и отослал их в Византию3601, чтобы они там приняли казнь. Когда они достигли Византии, четыре святых отрока, Клавдий, Ипатий, Павел и Дионисий были усечены мечом, а святой Лукиллиан повешен на кресте, по всему телу пригвожденный к нему гвоздями, и так предал дух Богу. Он был распят на кресте иудеями, как это видно из третьей песни посвященного ему канона, где об этом говорится таким образом: «Иуда предаде избавителя Христа древле богоубийцам: ты же ныне беззаконным Иудеем предан был еси».

К их страдальческому венцу присоединилась и святая дева Павла. Рожденная от христианских родителей, она с юности питала в сердце горячую любовь ко Христу, соблюдала девство свое бессмертному Жениху и старалась быть достойной небесного чертога. Осиротев после смерти родителей и обладая достатком, она обходила темницы и, покупая себе у стражи золотом право входа, посещала узников, страдающих за Христа. Она служила рабам Христовым, подавая им все необходимое от имения своего, томимым голодом и жаждой приносила пищу и питье, нагим подавала одеяния, исцеляла уязвленные и гниющие стругами тела мучеников, омывая, отирая, прикладывая врачебные пластыри и обвязывая чистым полотном. Лобзая их раны, принятые за Христа, она со слезами просила их молиться о ней Христу Богу, да не лишит Он ее Своей милости. Эта избранная невеста Христова приходила и к святому Лукиллиану, заключенному в Никомидии с отроками в темнице, и наслаждалась полезными наставлениями его. Когда мучили святого и отроков, она была свидетельницей подвига их, и втайне сердца своего прилежно молилась о них Христу, да укрепит Он рабов Своих и да подаст им мужество и помощь, чтобы претерпеть им муки до конца, ради славы святого Его имени. Когда народ по окончании казней расходился, она приходила на место мучений святых, собирала по земле пролившуюся кровь их и хранила у себя, как святыню; когда вели старца и четырех отроков в Византию на смерть она последовала за ними и служила им; когда же святые отроки были усечены, святая дева взяла честные тела их и с благоговением предала погребению. По кончине святого Лукиллиана и святых отроков, она возвратилась в Никомидию и продолжала поступать так же. Нечестивые узнали, что она христианка, взяли и привели на суд к тому же правителю Силвану, который, видя, что она остается непокорной после многих льстивых и грозных увещаний, повелел долго и немилостиво бить ее по обнаженному телу прутьями и палками, когда же она от многих ран изнемогла телом, но не духом, ангел Господень явился и исцелил ее; и возвратилось к мученице телесное здравие, и она явила себя еще более смелой и мужественной в муках. Потом ее жестоко били по устам за то, что она досадила мучителю укорительными словами. Затем ее ввергли в темницу, а потом снова вывели на пытку и бросили в сильно раскаленную печь. Но она вышла из печи без вреда, ибо для нее, как и для прежних святых мучеников, сила Божия уничтожила силу огня, да не коснется невесты Христовой жгучее пламя. После же всего этого мучитель осудил ее на смерть чрез усекновение мечом и отослал в Византию, чтобы она приняла казнь там же, где скончался и святой Лукиллиан с отроками. Отведенная на то место, где Лукиллиан принял за Христа крестную смерть, мученица Христова усердно благодарила Бога, сподобляющего ее венца мученического и общения со святыми. Помолившись прилежно Господу, она радостно преклонила под меч свою девическую главу и приняла усечение. Так она перешла из дольних в горные и вошла в небесный чертог, в радость Господа своего, увенчанная от прелюбезнейшего Жениха своего, Христа, Господа нашего, двойным венцом – девства и мученичества.














Закрыть

Святые Праотцы


Два по­след­них вос­кре­се­нья (неде­ли) Рож­де­ствен­ско­го по­ста име­ну­ют­ся Неде­лей свя­тых Пра­о­тец и Неде­лей свя­тых отец. Празд­но­ва­ние Неде­ли свя­тых Пра­о­тец со­вер­ша­ет­ся в пред­по­след­нее вос­кре­се­нье пе­ред Рож­де­ством Хри­сто­вым. В этот день Цер­ковь от­ме­ча­ет па­мять свя­тых Пра­о­тец – вет­хо­за­вет­ных пра­вед­ни­ков, ожидавших Спасителя, на­чи­ная от пер­во­го че­ло­ве­ка – Ада­ма, и вклю­чая Си­фа, Ено­ха, Ноя, Ав­ра­ама, Иса­а­ка, Иа­ко­ва, ца­ря Да­ви­да и про­чих. Эти древ­ние лю­ди от­де­лены от нас ты­ся­че­ле­ти­я­ми, од­на­ко име­ют к нам, те­пе­реш­ним пра­во­слав­ным хри­сти­а­нам, са­мое пря­мое и близ­кое от­но­ше­ние.

Ка­кая же связь меж­ду на­ми и ими? Цер­ковь во­об­ще на­по­ми­на­ет нам о них те­перь, пе­ред Рож­де­ством Хри­сто­вым, ра­ди их ве­ры – ве­ры в обе­ща­ние, дан­ное Бо­гом Ада­му при из­гна­нии его из рая, что в кон­це ве­ков при­дет в мир Спа­си­тель, Ко­то­рый ис­ку­пит че­ло­ве­че­ство от гре­ха пра­ро­ди­те­лей.

Все пра­от­цы, быв­шие на зем­ле за­дол­го до рож­де­ния Гос­по­да, жи­ли и го­ре­ли этой ве­рой, ни­ко­гда от нее не от­сту­пая. Они яв­ля­ют­ся яр­ким при­ме­ром для нас, жи­ву­щих уже по­сле зем­но­го во­пло­ще­ния Спа­си­те­ля. Как и древ­ние лю­ди, мы то­же Его ре­аль­но не ви­де­ли; они толь­ко зна­ли, что Он бу­дет на зем­ле, а мы толь­ко зна­ем, что Он был на зем­ле. Но они твер­до ве­ри­ли в Его при­ше­ствие и их ве­ра оправ­да­лась.

От нас же тре­бу­ет­ся го­раз­до боль­шая ве­ра. Мы долж­ны ве­рить, что Гос­подь был, и есть, и бу­дет; что Он жил на зем­ле как че­ло­век; что через Свою Цер­ковь Он по­сто­ян­но пре­бы­ва­ет с на­ми; и что Он сно­ва при­дет на зем­лю су­дить че­ло­ве­че­ство. Но за та­кую ве­ру Сам Гос­подь обе­ща­ет нам бла­жен­ство. Ко­гда Иисус Хри­стос явил­ся Апо­сто­лу Фо­ме, ко­то­рый не мог по­ве­рить в вос­кре­се­ние Хри­сто­во по­ка сам не до­тро­нул­ся до ран Гос­под­них, а до­тро­нув­шись, вос­клик­нул: «Гос­подь мой и Бог мой!» – то­гда Гос­подь ска­зал Апо­сто­лу: «ты по­ве­рил, по­то­му-что уви­дел Ме­ня; но бла­жен­ны не ви­дев­шие и уве­ро­вав­шие».

Но по­ми­мо ве­ры есть еще од­но об­сто­я­тель­ство, ко­то­рое так тес­но свя­зы­ва­ет нас с древни­ми пра­от­ца­ми – это их вер­ность ожи­да­е­мо­му Мес­сии. Они жи­ли в окру­же­нии язы­че­ско­го ми­ра – ми­ра, ко­то­рый хо­тя и не знал еще Хри­ста, но пол­но­стью от­сту­пил от Бо­га. Мы с ва­ми, до­ро­гие бра­тья и сест­ры, жи­вем в по­доб­ном и да­же худ­шем по­ло­же­нии. Де­вят­на­дцать сто­ле­тий по­сле Рож­де­ства Хри­сто­ва мир жил со Хри­стом и хри­сти­ан­ской куль­ту­рой, а вот в 20-ом ве­ке про­изо­шел рез­кий пе­ре­во­рот. Те­перь мы жи­вем в пост-хри­сти­ан­ской эре, в ми­ре, ко­то­рый сно­ва по­гру­зил­ся в пол­ное язы­че­ство.

Мы ча­сто слы­шим во­круг се­бя вы­ра­же­ние, что на­сту­пил «но­вый век». Но в этом «но­вом ве­ке» нет ни­че­го но­во­го кро­ме бо­лее совре­мен­ной фор­мы. Это все то же от­ступ­ле­ние от Бо­га и да­же от­ри­ца­ние Бо­га, а сверх то­го – пол­ное от­ступ­ле­ние от Хри­ста и по­ру­га­ние Хри­ста. Боль­шин­ство хри­сти­ан да­же и не ви­дят, как они из­вра­ща­ют свою хри­сти­ан­скую ве­ру, об­ле­кая ее в одеж­ду мо­дер­низ­ма, и как они пре­да­ют Хри­ста, ста­ра­ясь объ­еди­нить­ся с ре­ли­ги­я­ми Его го­ни­те­лей и ху­ли­те­лей.

И вот на фоне все­го это­го страш­но­го ми­ра, до­ро­гие бра­тья и сест­ры, вспом­ним мы не толь­ко ве­ру Свя­тых Пра­о­тец, но и их вер­ность Хри­сту-Спа­си­те­лю; и го­то­вясь вот уже ско­ро встре­тить и празд­но­вать Его рож­де­ние на зем­ле, от­вер­нем­ся от окру­жа­ю­ще­го нас язы­че­ства и за­сви­де­тель­ству­ем на­шу пол­ную пре­дан­ность и вер­ность То­му, Ко­то­рый ска­зал нам: «Се Аз с ва­ми есмь до скон­ча­ния ве­ка». Аминь.

иерей Ро­сти­слав Же­ни­лов





Закрыть

Пётр Иванович Калнышевский (1691 - 1803), последний кошевой атаман Запорожской Сечи, праведный


Память 31 октября (Запорож.)

Родился в 1691 году в селе Пустовойтовка (ныне Роменского района Сумской области). Происходил из шляхты Лубенского полка. В 1750-е годы в должности есаула руководил подавлением выступлений восставших гайдамаков на Буге. Затем стал генеральным судьей Запорожской Сечи. В составе Российской императорской армии принимал активное участие в Русско-турецкой войне. Затем стал кошевым атаманом Запорожской Сечи, последним в ее истории.

Согласно свидетельствам очевидцев, вёл благочестивый и аскетический образ жизни, регулярно посещал богослужения, постился, в бой всегда шёл с молитвой.

В годы русско-турецкой войны за проявленные героизм и мужество получил благодарность от императрицы Екатерины II, стал кавалером высшего ордена Российской империи - Андрея Первозванного, а также получил военный чин генерал-поручика Российской императорской армии.

Однако по успешном окончании войны Запорожская Сечь по приказу Екатерины II была ликвидирована. В начале июня 1775 года российское войско под командованием генерала П. Текели пятью колоннами с разных сторон скрытно приблизилось к Сечи. 85-летний Калнышевский был арестован. Сначала Калнышевского содержали в Москве, в конторе Военной коллегии.

Затем он был отправлен в Соловецкий монастырь, где ему довелось провести около 25 лет заживо замурованным в тюремном заключении-затворе в холодной камере-"мешке", без света, без права переписки и общения с кем-либо. На протяжении более 20 лет Петра Калнышевского выпускали из тёмной камеры на свет лишь три раза в год: в дни праздников Рождества, Пасхи и Преображения, чтобы он мог посетить богослужение и причаститься. Когда атамана перевели из Прядильной камеры Соловецкого монастыря в другое помещение, то от него осталось в камере более, чем на два аршина нечистот, которые не убирались там все годы заточения.

На свободу он смог выйти лишь после дворцового переворота и убийства сына Екатерины II - императора Павла I. Указом нового императора Александра I от 2 апреля 1801 года он был освобождён и получил право на свободный выбор места проживания. Ему шёл тогда 111-й год, он был уже практически слепым. Оставшиеся два года жизни последний предводитель Запорожской Сечи по собственному желанию провёл простым послушником в Соловецком монастыре.

Скончался 31 октября 1803 года, "в субботу 112 лет от роду смертию благочестивою, доброю", как было написано соловецкими монахами на его надгробной плите.

Петр Калнышевский был ктитором афонского казачьего скита "Чёрный Выр" и других православных монастырей на Афоне и на Украине.

Священный Синод Украинской Православной Церкви 23 декабря 2014 года благословил местное прославление и почитание праведного Петра Калнышевского в пределах Запорожской епархии [1]

Тропарь, глас 4
Ко́рень правове́рия,/ напое́нный благода́тию Ду́ха Пресвята́го, был еси́,/ Богоблаже́нне всече́стне Пе́тре,/ мно́гия хра́мы устроя́я,/ благоче́стия до́брое пра́вило яви́лся еси́ лю́дем твои́м,/ полки́ сопроти́вных одоле́л еси́/ и челове́ки я́сно научи́л еси́/ служи́ти Еди́ному в Тро́ице Бо́гу,// Его́же моли́ спасти́ся нам.

Ин тропарь, глас 5

Це́ркви ве́рный сын яви́лся еси́,/ Пе́тре пра́ведный,/ во страда́ниих терпели́в быв,/ от земли́ отце́в твои́х отлуче́н,/ Небе́снаго Оте́чества дости́гл еси́,/ и гоне́ния терпеливоду́шно претерпе́в,/ дерзнове́ние и́маши моли́тися к Подвигополо́жнику Христу́// спасти́ся душа́м на́шим.

Кондак, глас 8

Взбра́нному в ра́тех и преудобре́нному в пра́ведницех,/ правосла́вною му́дростию сия́ющему вели́кому воево́де,/ благода́рственная воспису́ем ти, блаже́нне:/ ты же, я́ко име́яй дерзнове́ние у Престо́ла Христо́ва / сохраня́й моли́твами твои́ми лю́ди твоя́,/ ве́рою тя чту́щия и воспева́ющия ти:/ Ра́дуйся, Пе́тре,// Оте́чества на́шего похвало́ и утвержде́ние.





Закрыть

Свя­той ве­ли­ко­му­че­ник и це­ли­тель Пан­те­ле­и­мон

ро­дил­ся в Вифи­нии (Ма­лая Азия) в го­ро­де Ни­ко­ми­дия в се­мье знат­но­го языч­ни­ка Евстор­гия и был на­зван Пан­то­лео­ном (что зна­чит «по все­му лев»), так как ро­ди­те­ли же­ла­ли ви­деть его му­же­ствен­ным и бес­страш­ным юно­шей. Мать, свя­тая Евву­ла (па­мять 30 мар­та), вос­пи­ты­ва­ла маль­чи­ка в хри­сти­ан­ской ве­ре, но ра­но окон­чи­ла свою зем­ную жизнь. То­гда отец от­дал Пан­то­лео­на в язы­че­скую шко­лу, а за­тем обу­чал его ме­ди­цин­ско­му ис­кус­ству у зна­ме­ни­то­го в Ни­ко­ми­дии вра­ча Ев­фро­си­на. От­ли­ча­ясь крас­но­ре­чи­ем, хо­ро­шим по­ве­де­ни­ем и необык­но­вен­ной кра­со­той, юный Пан­то­ле­он был пред­став­лен им­пе­ра­то­ру Мак­си­ми­а­ну (284–305), ко­то­рый за­хо­тел оста­вить его при­двор­ным вра­чом.

В это вре­мя в Ни­ко­ми­дии тай­но про­жи­ва­ли свя­щен­но­му­че­ни­ки пре­сви­те­ры Ер­мо­лай, Ер­мипп и Ер­мо­крат, уцелев­шие по­сле со­жже­ния 20 ты­сяч хри­сти­ан (па­мять 28 де­каб­ря) в Ни­ко­ми­дий­ской церк­ви в 303 го­ду и стра­да­ний свя­щен­но­му­че­ни­ка Ан­фи­ма (па­мять 3 сен­тяб­ря). Из ок­на уеди­нен­но­го до­ми­ка свя­той Ер­мо­лай неод­но­крат­но ви­дел бла­го­об­раз­но­го юно­шу и про­зор­ли­во про­ви­дел в нем из­бран­ный со­суд бла­го­да­ти Бо­жи­ей. Од­на­жды пре­сви­тер по­звал Пан­то­лео­на к се­бе и на­чал с ним бе­се­ду, во вре­мя ко­то­рой из­ло­жил ему ос­нов­ные ис­ти­ны хри­сти­ан­ской ве­ры. С этих пор Пан­то­ле­он стал еже­днев­но за­хо­дить к свя­щен­но­му­че­ни­ку Ер­мо­лаю и с на­сла­жде­ни­ем слу­шал то, что от­кры­вал ему Бо­жий слу­жи­тель о Слад­чай­шем Иису­се Хри­сте.

Од­на­жды, воз­вра­ща­ясь от учи­те­ля, юно­ша уви­дел ле­жав­ше­го на до­ро­ге мерт­во­го ре­бен­ка, уку­шен­но­го ехид­ной, ко­то­рая из­ви­ва­лась тут же ря­дом. Ис­пол­нив­шись со­стра­да­ния и жа­ло­сти, Пан­то­ле­он стал про­сить Гос­по­да о вос­кре­ше­нии умер­ше­го и умерщ­вле­нии ядо­ви­то­го га­да. Он твер­до ре­шил, что в слу­чае ис­пол­не­ния его мо­лит­вы станет хри­сти­а­ни­ном и при­мет Свя­тое Кре­ще­ние. И по дей­ствию Бо­же­ствен­ной бла­го­да­ти ре­бе­нок ожил, а ехид­на раз­ле­те­лась на кус­ки на гла­зах удив­лен­но­го Пан­то­лео­на.

По­сле это­го чу­да свя­той Ер­мо­лай кре­стил юно­шу во имя От­ца и Сы­на и Свя­та­го Ду­ха. Семь дней про­вел но­во­кре­ще­ный у сво­е­го ду­хо­нос­но­го учи­те­ля, впи­ты­вая в свое серд­це бо­го­от­кро­вен­ные ис­ти­ны свя­то­го Еван­ге­лия. Став хри­сти­а­ни­ном, Пан­то­ле­он ча­сто бе­се­до­вал со сво­им от­цом, рас­кры­вая ему лжи­вость язы­че­ства и по­сте­пен­но под­го­тав­ли­вая к при­ня­тию хри­сти­ан­ства. В это вре­мя Пан­то­ле­он уже был из­ве­стен как хо­ро­ший врач, по­это­му к нему при­ве­ли сле­по­го, ко­то­ро­го ни­кто дру­гой не мог ис­це­лить. «Свет гла­зам тво­им воз­вра­тит Отец све­та. Бог ис­тин­ный, – ска­зал ему свя­той, – во имя Гос­по­да мо­е­го Иису­са Хри­ста, про­све­ща­ю­ще­го сле­пых, про­зри!» Сле­пец тот­час же про­зрел, а вме­сте с ним ду­хов­но про­зрел и отец свя­то­го – Евстор­гий, и оба с ра­до­стью при­ня­ли Свя­тое Кре­ще­ние.

По­сле смер­ти от­ца свя­той Пан­то­ле­он по­свя­тил свою жизнь страж­ду­щим, боль­ным, убо­гим и ни­щим. Он без­мезд­но ле­чил всех об­ра­щав­ших­ся к нему, по­се­щал в тем­ни­цах уз­ни­ков и при этом ис­це­лял страж­ду­щих не столь­ко ме­ди­цин­ски­ми сред­ства­ми, сколь­ко при­зы­ва­ни­ем Гос­по­да Иису­са Хри­ста. Это вы­зва­ло за­висть, и вра­чи до­нес­ли им­пе­ра­то­ру, что свя­той Пан­то­ле­он хри­сти­а­нин и ле­чит хри­сти­ан­ских уз­ни­ков.

Мак­си­ми­ан уго­ва­ри­вал свя­то­го опро­верг­нуть до­нос и при­не­сти жерт­ву идо­лам, но из­бран­ный стра­сто­тер­пец Хри­стов и бла­го­дат­ный врач ис­по­ве­дал се­бя хри­сти­а­ни­ном и на гла­зах им­пе­ра­то­ра ис­це­лил рас­слаб­лен­но­го: «Во имя Гос­по­да Иису­са Хри­ста, встань и будь здо­ров», – про­из­нес свя­той Пан­то­ле­он, и боль­ной тот­час вы­здо­ро­вел. Оже­сто­чен­ный Мак­си­ми­ан при­ка­зал каз­нить ис­це­лен­но­го, а свя­то­го Пан­то­лео­на пре­дал же­сто­чай­шим му­кам. «Гос­по­ди Иису­се Хри­сте! Пред­ста­ни мне в эту ми­ну­ту, дай мне тер­пе­ние, чтобы я до кон­ца мог вы­не­сти му­че­ние!» – мо­лил­ся свя­той и услы­шал го­лос: «Не бой­ся, Я с то­бой». Гос­подь явил­ся ему «во об­ра­зе пре­сви­те­ра Ер­мо­лая» и укре­пил пе­ред стра­да­ни­я­ми. Ве­ли­ко­му­че­ни­ка Пан­то­лео­на по­ве­си­ли на де­ре­ве и рва­ли те­ло же­лез­ны­ми крю­ка­ми, об­жи­га­ли све­ча­ми, рас­тя­ги­ва­ли на ко­ле­се, бро­са­ли в ки­пя­щее оло­во, ввер­га­ли в мо­ре с кам­нем на шее. Од­на­ко во всех ис­тя­за­ни­ях му­же­ствен­ный Пан­то­ле­он оста­вал­ся невре­ди­мым и с дерз­но­ве­ни­ем об­ли­чал им­пе­ра­то­ра. Гос­подь неод­но­крат­но яв­лял­ся свя­то­му и укреп­лял его. В это же вре­мя пе­ред су­дом языч­ни­ков пред­ста­ли пре­сви­те­ры Ер­мо­лай, Ер­мипп и Ер­мо­крат. Они му­же­ствен­но ис­по­ве­да­ли Слад­чай­ше­го Гос­по­да Иису­са и бы­ли обез­глав­ле­ны (па­мять 26 июля).

По по­ве­ле­нию им­пе­ра­то­ра свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Пан­то­лео­на при­ве­ли в цирк и бро­си­ли его на рас­тер­за­ние ди­ким зве­рям. Но зве­ри ли­за­ли его но­ги и от­тал­ки­ва­ли друг дру­га, ста­ра­ясь кос­нуть­ся ру­ки свя­то­го. Ви­дя это, зри­те­ли под­ня­лись с мест и ста­ли кри­чать: «Ве­лик Бог хри­сти­ан­ский! Да бу­дет от­пу­щен непо­вин­ный и пра­вед­ный юно­ша!» Разъ­ярен­ный Мак­си­ми­ан при­ка­зал во­и­нам убить ме­ча­ми всех, кто сла­вил Гос­по­да Иису­са, и да­же убить зве­рей, не тро­нув­ших свя­то­го му­че­ни­ка. Ви­дя это, свя­той Пан­то­ле­он вос­клик­нул: «Сла­ва Те­бе, Хри­сте Бо­же, что не толь­ко лю­ди, но и зве­ри уми­ра­ют за Те­бя!»

На­ко­нец, обе­зу­мев­ший от яро­сти Мак­си­ми­ан при­ка­зал от­ру­бить ве­ли­ко­му­че­ни­ку Пан­то­лео­ну го­ло­ву. Во­и­ны при­ве­ли свя­то­го на ме­сто каз­ни и при­вя­за­ли к мас­лич­но­му де­ре­ву. Ко­гда ве­ли­ко­му­че­ник на­чал мо­лить­ся Гос­по­ду, один из во­и­нов уда­рил его ме­чом, но меч стал мяг­ким как воск и не на­нес ни­ка­кой ра­ны. По­ра­жен­ные чу­дом, во­и­ны за­кри­ча­ли: «Ве­лик Бог хри­сти­ан­ский!» В это вре­мя Гос­подь еще раз от­крыл­ся свя­то­му, на­звав его Пан­те­ле­и­мо­ном (что зна­чит «мно­го­мило­сти­вый») вме­сто преж­не­го име­ни Пан­то­ле­он, за его ве­ли­кое ми­ло­сер­дие и со­стра­да­тель­ность. Услы­шав Го­лос с Неба, во­и­ны упа­ли на ко­ле­ни пе­ред му­че­ни­ком и про­си­ли про­ще­ния. Па­ла­чи от­ка­за­лись про­дол­жать казнь, но ве­ли­ко­му­че­ник Пан­те­ле­и­мон по­ве­лел вы­пол­нить при­каз им­пе­ра­то­ра. То­гда во­и­ны со сле­за­ми про­сти­лись с ве­ли­ко­му­че­ни­ком, це­луя его ру­ку. Ко­гда му­че­ни­ку от­сек­ли го­ло­ву, то из ра­ны вме­сте с кро­вью ис­тек­ло и мо­ло­ко, а мас­ли­на, к ко­то­рой был при­вя­зан свя­той, в этот мо­мент про­цве­ла и ис­пол­ни­лась це­ли­тель­ных пло­дов. Ви­дя это, мно­го лю­дей уве­ро­ва­ло во Хри­ста Иису­са. Те­ло свя­то­го Пан­те­ле­и­мо­на, бро­шен­ное в ко­стер, оста­лось непо­вре­жден­ным, и то­гда ни­ко­ми­дий­ский стра­сто­тер­пец был по­гре­бен хри­сти­а­на­ми на близ­ле­жа­щей зем­ле схо­ла­ста Ада­ман­тия.

Лав­рен­тий, Вас­сой и Про­ви­ан, слу­ги ве­ли­ко­му­че­ни­ка, на­пи­са­ли по­вест­во­ва­ние о жиз­ни, стра­да­ни­ях и кон­чине ве­ли­ко­му­че­ни­ка. Па­мять свя­то­го Пан­те­ле­и­мо­на из­древ­ле чтит­ся пра­во­слав­ным Во­сто­ком. Уже в IV ве­ке бы­ли воз­двиг­ну­ты хра­мы во имя свя­то­го в Се­ва­стии Ар­мян­ской и Кон­стан­ти­но­по­ле. Кровь и мо­ло­ко, ис­тек­шие при усе­че­нии свя­то­го, хра­ни­лись до Х ве­ка и по­да­ва­ли ве­ру­ю­щим ис­це­ле­ния.

Чест­ные мо­щи ве­ли­ко­му­че­ни­ка Пан­те­ле­и­мо­на ча­стич­ка­ми разо­шлись по все­му хри­сти­ан­ско­му ми­ру. Осо­бен­но мно­го их на Свя­той Го­ре Афон. Чест­ная и мно­го­це­леб­ная гла­ва его хра­нит­ся в Рус­ском Афон­ском Свя­то-Пан­те­ле­и­мо­но­вом мо­на­сты­ре, в со­бор­ном хра­ме, по­свя­щен­ном его име­ни.

В Ни­ко­ми­дии на­ка­нуне 27 июля – дня па­мя­ти свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка – со­вер­ша­ет­ся тор­же­ствен­ный крест­ный ход с чу­до­твор­ной ико­ной свя­то­го. Ты­ся­чи лю­дей – пра­во­слав­ных хри­сти­ан и ино­слав­ных – ар­мян, ка­то­ли­ков, и да­же ма­го­ме­тане съез­жа­ют­ся сю­да и при­во­зят сот­ни боль­ных, ко­то­рые по­лу­ча­ют ис­це­ле­ние по мо­лит­вам свя­то­го. В цер­ков­ной кни­ге «Кондак», хра­ня­щей­ся в Ни­ко­ми­дий­ской мит­ро­по­лии, за­фик­си­ро­ва­но две ты­ся­чи ав­то­гра­фов гре­ков, ту­рок, ита­льян­цев и ар­мян, по­лу­чив­ших ис­це­ле­ние по мо­лит­вам ве­ли­ко­му­че­ни­ка Пан­те­ле­и­мо­на.

По­чи­та­ние свя­то­го му­че­ни­ка на Руси из­вест­но уже с XII ве­ка. Ве­ли­кий князь Изя­с­лав, в Свя­том Кре­ще­нии Пан­те­ле­и­мон, имел изо­бра­же­ние ве­ли­ко­му­че­ни­ка на сво­ем бо­е­вом шле­ме и его за­ступ­ни­че­ством остал­ся жив в сра­же­нии 1151 го­да. Под ко­ман­до­ва­ни­ем Пет­ра I рус­ские вой­ска одер­жа­ли в день па­мя­ти ве­ли­ко­му­че­ни­ка Пан­те­ле­и­мо­на две мор­ских по­бе­ды над шве­да­ми: в 1714 го­ду при Ган­гау­зе (Фин­лян­дия) и в 1720 го­ду при Грен­га­ме (неболь­шая га­вань на Аланд­ских ост­ро­вах).

Имя свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Пан­те­ле­и­мо­на при­зы­ва­ет­ся при со­вер­ше­нии Та­ин­ства Еле­освя­ще­ния, освя­ще­ния во­ды и мо­лит­ве о немощ­ном.