Мерная икона

Св.преподобный Лев Оптинский

Мерная икона Св. Лев

Мерная икона

. Св. преподобный Лев Оптинский.
Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом  с позолоченным нимбом. Размер 21- 50 см.
Краткое Житие

Св.муч. Любовь Римская

Мерная икона Св. Любовь

Мерная икона

. Св. мученица Любовь Римская.
Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом  с позолоченным нимбом. Размер 21- 50 см.
Краткое Житие

Святые мученицы Вера, Надежда, Любовь и мать их София


Во II ве­ке, в цар­ство­ва­ние им­пе­ра­то­ра Адри­а­на (117–138 гг.), в Ри­ме жи­ла бла­го­че­сти­вая вдо­ва Со­фия (имя Со­фия зна­чит «пре­муд­рость»). У нее бы­ли три до­че­ри, но­сив­шие име­на глав­ных хри­сти­ан­ских доб­ро­де­те­лей: Ве­ра, На­деж­да и Лю­бовь. Бу­дучи глу­бо­ко ве­ру­ю­щей хри­сти­ан­кой, Со­фия вос­пи­та­ла до­че­рей в люб­ви к Бо­гу, уча не при­вя­зы­вать­ся к зем­ным бла­гам. Слух о при­над­леж­но­сти к хри­сти­ан­ству это­го се­мей­ства до­шел до им­пе­ра­то­ра, и он по­же­лал лич­но уви­деть трех се­стер и вос­пи­тав­шую их мать. Все чет­ве­ро пред­ста­ли пе­ред им­пе­ра­то­ром и без­бо­яз­нен­но ис­по­ве­да­ли ве­ру во Хри­ста, вос­крес­ше­го из мерт­вых и да­ю­ще­го веч­ную жизнь всем ве­ру­ю­щим в Него. Удив­лен­ный сме­ло­стью юных хри­сти­а­нок, им­пе­ра­тор ото­слал их к од­ной языч­ни­це, ко­то­рой при­ка­зал убе­дить их от­речь­ся от ве­ры. Од­на­ко все до­во­ды и крас­но­ре­чие язы­че­ской на­став­ни­цы ока­за­лись на­прас­ны­ми, и пла­ме­не­ю­щие ве­рой сест­ры хри­сти­ан­ки не из­ме­ни­ли сво­их убеж­де­ний. То­гда их сно­ва при­ве­ли к им­пе­ра­то­ру Адри­а­ну, и он стал на­стой­чи­во тре­бо­вать, чтобы они при­нес­ли жерт­ву язы­че­ски бо­гам. Но де­воч­ки с него­до­ва­ни­ем от­верг­ли его при­каз.

«У нас есть Бог Небес­ный, – от­ве­тил они, – его детьми мы же­ла­ем остать­ся, а на тво­их бо­гов плю­ем и угроз тво­их не бо­им­ся. Мы го­то­вы по­стра­дать и да­же уме­реть ра­ди до­ро­го­го нам Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста».

То­гда раз­гне­ван­ный Адри­ан ве­лел пре­дать де­тей раз­лич­ным пыт­кам. Па­ла­чи на­ча­ли с Ве­ры. Они на гла­зах у ма­те­ри и се­стер ста­ли бес­по­щад­но бить ее, от­ры­вая ча­сти от ее те­ла. По­том они по­ло­жи­ли ее на рас­ка­лен­ную же­лез­ную ре­шет­ку. Си­лой Бо­жи­ей огонь не при­чи­нил ни­ка­ко­го вре­да те­лу свя­той му­че­ни­цы. Обе­зу­мев­ший от же­сто­ко­сти Адри­ан не вра­зу­мил­ся чу­дом Бо­жи­им и ве­лел бро­сить от­ро­ко­ви­цу в ко­тел с ки­пя­щей смо­лой. Но по во­ле Гос­под­ней ко­тел охла­дил­ся и не при­чи­нил ис­по­вед­ни­це ни­ка­ко­го вре­да. То­гда ее при­су­ди­ли к усе­че­нию ме­чом.

«Я с ра­до­стью пой­ду к воз­люб­лен­но­му мо­е­му Гос­по­ду Спа­си­те­лю», – ска­за­ла свя­тая Ве­ра. Она му­же­ствен­но пре­кло­ни­ла свою го­ло­ву под меч и так пре­да­ла свой дух Бо­гу.

Млад­шие сест­ры На­деж­да и Лю­бовь, во­оду­шев­лен­ные му­же­ством стар­шей сест­ры, пре­тер­пе­ли по­доб­ные ей му­ки. Огонь не при­чи­нил им вре­да, то­гда им от­сек­ли ме­чом го­ло­ву. Свя­тую Со­фию не под­верг­ли те­лес­ным му­че­ни­ям, но об­рек­ли ее на еще бо­лее силь­ные ду­шев­ные му­че­ния от раз­лу­ки с за­му­чен­ны­ми детьми. Стра­да­ли­ца по­греб­ла чест­ные остан­ки сво­их до­че­рей и два дня не от­хо­ди­ла от их мо­ги­лы. На тре­тий день Гос­подь по­слал ей тихую кон­чи­ну и при­нял ее мно­го­стра­даль­ную ду­шу в небес­ные оби­те­ли. Свя­тая Со­фия, пре­тер­пев за Хри­ста боль­шие ду­шев­ные му­ки, вме­сте с до­черь­ми при­чис­ле­на Цер­ко­вью к ли­ку свя­тых. По­стра­да­ли они в 137 го­ду. Стар­шей, Ве­ре, то­гда бы­ло 12 лет, вто­рой, На­деж­де, – 10, а млад­шей, Лю­бо­ви, – лишь 9 лет.

Так три де­воч­ки и их мать по­ка­за­ли, что для лю­дей, укреп­ля­е­мых бла­го­да­тью Свя­то­го Ду­ха, недо­ста­ток те­лес­ных сил ни­сколь­ко не слу­жит пре­пят­стви­ем к про­яв­ле­нию сил ду­ха и му­же­ства. Их свя­ты­ми мо­лит­ва­ми Гос­подь да укре­пит и нас в хри­сти­ан­ской ве­ре и в доб­ро­де­тель­ной жиз­ни.




Святой преподобный Лев Оптинский

(в миру Лев Данилович Наголкин) родился в 1768 году в городе Карачеве Орловской губернии. В молодости он служил приказчиком по торговым делам, объездил всю Россию, узнал людей всех сословий, приобрел житейский опыт, который пригодился ему в годы его старчествования, когда приходили к нему люди за духовными советами.

В 1797 году преподобный оставил мир и вступил в число братии Оптиной пустыни при игумене Авраамии, а через два года перешел в Белобережский (Орловской губернии) монастырь, где в то время настоятелем был иеромонах Василий (Кишкин), подвижник высокой духовной жизни.

В 1801 году послушник Лев был пострижен в мантию с именем Леонид, в том же году 22 декабря рукоположен в иеродиакона, а 24 декабря в иеромонаха. Живя в монастыре, он проводил дни в трудах и молитве, подавая пример истинного послушания. Однажды, когда отец Леонид только что вернулся с сенокоса, настоятель велел ему петь всенощную. Как был, усталый и голодный, отец Леонид пошел на клирос и вдвоем с братом пропел всю службу.

В 1804 году преподобный становится настоятелем Белобережской пустыни. До этого он недолго жил в Чолнском монастыре, где встретился с учеником молдавского старца Паисия (Величковского) отцом Феодором и стал его преданным учеником. Старец Феодор научил преподобного Льва, тогда еще отца Леонида, высшему монашескому деланию – умной молитве. С этого времени они подвизаются вместе. Через четыре года отец Леонид оставил должность настоятеля и удалился с отцом Феодором и отцом Клеопой в тихую лесную келию. Но духовные дары подвижников стали привлекать в их уединение все больше народу, и они стремясь к безмолвию, ушли в один из скитов Валаамского монастыря. На Валааме они прожили шесть лет. Но когда их высокая жизнь стала привлекать к себе внимание, они снова ушли, стремясь к безмолвию, на этот раз в Александро-Свирский монастырь. Там отец Феодор преставился в 1822 году.

В 1829 году преподобный Лев вместе с шестью учениками прибыл в Оптину пустынь. Настоятель, преподобный Моисей, зная духовную опытность преподобного Льва, поручил ему окормлять братию и богомольцев. Вскоре в Оптину прибыл и преподобный Макарий. Еще иноком Площанской пустыни он познакомился с преподобным Львом и теперь пришел под его духовное руководство. Он становится ближайшим учеником, сотаинником и помощником во время старчествования преподобного Льва.

Преподобный Лев обладал многими духовными дарованиями. Был у него и дар исцеления. Приводили к нему многих бесноватых. Одна из них как увидела старца, упала перед ним и закричала страшным голосом: «Вот этот-то седой меня выгонит: был я в Киеве, в Москве, в Воронеже, никто меня не гнал, а теперь-то я выйду!» Когда преподобный прочитал над женщиной молитву и помазал маслом из лампадки, горевшей пред образом Владимирской Богоматери, бес вышел.

Победа над бесами, конечно, была одержана преподобным Львом только после победы над своими страстями. Никто не видел его возмущенным от страшного гнева и раздражения, не слыхал от него слов нетерпения и ропота. Спокойствие и христианская радость не оставляла его. Преподобный Лев все время творил Иисусову молитву, внешне пребывая с людьми, внутренне всегда пребывал с Богом. На вопрос своего ученика: «Батюшка! Как вы приобрели такие духовные дарования?» – преподобный ответил: «Живи проще, Бог и тебя не оставит и явит милость Свою».

Старчество преподобного Льва продолжалось двенадцать лет и принесло великую духовную пользу. Чудеса, совершаемые преподобным, были бесчисленны: толпы обездоленных стекались к нему, окружали его, и всем им как мог помогал преподобный. Иеромонах Леонид (будущий наместник Троице-Сергиевой лавры) писал, что простой люд говорил ему о старце: «Да он для нас, бедных, неразумных, пуще отца родного. Мы без него, почитай, сироты круглые».


Не без скорби приближался преподобный Лев к концу своей многотрудной жизни, о близости которого имел предчувствие. В июне 1841 года он посетил Тихонову пустынь, где по его благословению начала строиться трапеза. «Не увижу я, видно, вашу новую трапезу, – говорил преподобный Лев, – едва ли до зимы доживу, здесь уже больше не буду». В сентябре 1841 года он начал заметно слабеть, перестал вкушать пищу и ежедневно причащался Святых Христовых Таин. В день кончины преподобного, 11/24 октября 1841 года, служили всенощную в честь памяти святых отцев семи Вселенских Соборов.