Мерная икона

Мерная икона. Св. София

Св. мученица София

Мерная икона. Св. мученица София

.
Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом  с позолоченным нимбом. Размер 21- 50 см.
Мерная икона. Св. мученица София
Краткое Житие

Св. преподобный Савва Вишерский

Мерная икона.  Св. Савва Вишерский

Мерная икона. Св. преподобный Савва Вишерский

.
Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом  с позолоченным нимбом. Размер 21- 50 см.
Краткое Житие

Св.апостол архидиакон Стефан

Мерная икона.  Св. архидиакон Стефан

Мерная икона. Св. архидиакон Стефан

.
Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом  с позолоченным нимбом. Размер 21- 50 см.
Краткое Житие

Святая мученица София Римская


Во II ве­ке, в цар­ство­ва­ние им­пе­ра­то­ра Адри­а­на (117–138 гг.), в Ри­ме жи­ла бла­го­че­сти­вая вдо­ва Со­фия (имя Со­фия зна­чит «пре­муд­рость»). У нее бы­ли три до­че­ри, но­сив­шие име­на глав­ных хри­сти­ан­ских доб­ро­де­те­лей: Ве­ра, На­деж­да и Лю­бовь. Бу­дучи глу­бо­ко ве­ру­ю­щей хри­сти­ан­кой, Со­фия вос­пи­та­ла до­че­рей в люб­ви к Бо­гу, уча не при­вя­зы­вать­ся к зем­ным бла­гам. Слух о при­над­леж­но­сти к хри­сти­ан­ству это­го се­мей­ства до­шел до им­пе­ра­то­ра, и он по­же­лал лич­но уви­деть трех се­стер и вос­пи­тав­шую их мать. Все чет­ве­ро пред­ста­ли пе­ред им­пе­ра­то­ром и без­бо­яз­нен­но ис­по­ве­да­ли ве­ру во Хри­ста, вос­крес­ше­го из мерт­вых и да­ю­ще­го веч­ную жизнь всем ве­ру­ю­щим в Него. Удив­лен­ный сме­ло­стью юных хри­сти­а­нок, им­пе­ра­тор ото­слал их к од­ной языч­ни­це, ко­то­рой при­ка­зал убе­дить их от­речь­ся от ве­ры. Од­на­ко все до­во­ды и крас­но­ре­чие язы­че­ской на­став­ни­цы ока­за­лись на­прас­ны­ми, и пла­ме­не­ю­щие ве­рой сест­ры хри­сти­ан­ки не из­ме­ни­ли сво­их убеж­де­ний. То­гда их сно­ва при­ве­ли к им­пе­ра­то­ру Адри­а­ну, и он стал на­стой­чи­во тре­бо­вать, чтобы они при­нес­ли жерт­ву язы­че­ски бо­гам. Но де­воч­ки с него­до­ва­ни­ем от­верг­ли его при­каз.

«У нас есть Бог Небес­ный, – от­ве­тил они, – его детьми мы же­ла­ем остать­ся, а на тво­их бо­гов плю­ем и угроз тво­их не бо­им­ся. Мы го­то­вы по­стра­дать и да­же уме­реть ра­ди до­ро­го­го нам Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста».

То­гда раз­гне­ван­ный Адри­ан ве­лел пре­дать де­тей раз­лич­ным пыт­кам. Па­ла­чи на­ча­ли с Ве­ры. Они на гла­зах у ма­те­ри и се­стер ста­ли бес­по­щад­но бить ее, от­ры­вая ча­сти от ее те­ла. По­том они по­ло­жи­ли ее на рас­ка­лен­ную же­лез­ную ре­шет­ку. Си­лой Бо­жи­ей огонь не при­чи­нил ни­ка­ко­го вре­да те­лу свя­той му­че­ни­цы. Обе­зу­мев­ший от же­сто­ко­сти Адри­ан не вра­зу­мил­ся чу­дом Бо­жи­им и ве­лел бро­сить от­ро­ко­ви­цу в ко­тел с ки­пя­щей смо­лой. Но по во­ле Гос­под­ней ко­тел охла­дил­ся и не при­чи­нил ис­по­вед­ни­це ни­ка­ко­го вре­да. То­гда ее при­су­ди­ли к усе­че­нию ме­чом.

«Я с ра­до­стью пой­ду к воз­люб­лен­но­му мо­е­му Гос­по­ду Спа­си­те­лю», – ска­за­ла свя­тая Ве­ра. Она му­же­ствен­но пре­кло­ни­ла свою го­ло­ву под меч и так пре­да­ла свой дух Бо­гу.

Млад­шие сест­ры На­деж­да и Лю­бовь, во­оду­шев­лен­ные му­же­ством стар­шей сест­ры, пре­тер­пе­ли по­доб­ные ей му­ки. Огонь не при­чи­нил им вре­да, то­гда им от­сек­ли ме­чом го­ло­ву. Свя­тую Со­фию не под­верг­ли те­лес­ным му­че­ни­ям, но об­рек­ли ее на еще бо­лее силь­ные ду­шев­ные му­че­ния от раз­лу­ки с за­му­чен­ны­ми детьми. Стра­да­ли­ца по­греб­ла чест­ные остан­ки сво­их до­че­рей и два дня не от­хо­ди­ла от их мо­ги­лы. На тре­тий день Гос­подь по­слал ей тихую кон­чи­ну и при­нял ее мно­го­стра­даль­ную ду­шу в небес­ные оби­те­ли. Свя­тая Со­фия, пре­тер­пев за Хри­ста боль­шие ду­шев­ные му­ки, вме­сте с до­черь­ми при­чис­ле­на Цер­ко­вью к ли­ку свя­тых. По­стра­да­ли они в 137 го­ду. Стар­шей, Ве­ре, то­гда бы­ло 12 лет, вто­рой, На­деж­де, – 10, а млад­шей, Лю­бо­ви, – лишь 9 лет.

Так три де­воч­ки и их мать по­ка­за­ли, что для лю­дей, укреп­ля­е­мых бла­го­да­тью Свя­то­го Ду­ха, недо­ста­ток те­лес­ных сил ни­сколь­ко не слу­жит пре­пят­стви­ем к про­яв­ле­нию сил ду­ха и му­же­ства. Их свя­ты­ми мо­лит­ва­ми Гос­подь да укре­пит и нас в хри­сти­ан­ской ве­ре и в доб­ро­де­тель­ной жиз­ни.



Святой Стефан

происходил из евреев, живших за границей, т. е. вне Святой Земли. Такие евреи назывались эллинистами, так как в них чувствовалось влияние греческой культуры, доминировавшей в Римской империи. После сошествия Святого Духа на апостолов Церковь стала быстро расти, и возникла необходимость заботиться о сиротах, вдовах и бедных вообще, принявших крещение. Апостолы предложили христианам выделить семь достойных мужей для опеки нуждающихся. Посвятив этих семь человек в диаконы (что значит помощники, служители), апостолы сделали их своими ближайшими помощниками. Среди диаконов выделялся своей крепкой верой и даром слова молодой Стефан, называемый архидиаконом, т. е. первым диаконом. В скором времени диаконы, кроме помощи бедным, стали принимать ближайшее участие в молитвах и богослужениях.

Стефан проповедовал в Иерусалиме слово Божие, подкрепляя истинность своих слов знамениями и чудесами. Успех его был очень большой, и это возбудило против него ненависть ревнителей закона Моисея — фарисеев. Они схватили его и повлекли в синедрион — высшее судилище у евреев. Здесь фарисеи представили ложных свидетелей, которые утверждали, что он в своих проповедях оскорбляет Бога и пророка Моисея. В свое оправдание святой Стефан изложил перед синедрионом историю еврейского народа, показывая на ярких примерах, как евреи всегда противились Богу и убивали посланных Им пророков. Члены синедриона слушая его, все более разгорались гневом.

В это время Стефан увидел, как над ним раскрылось Небо, и он воскликнул: «Я вижу небеса отверстые и Сына Человеческого, стоящего одесную Бога» (Деян. 7, 56). Услышав это, члены синедриона пришли в великую ярость. Затыкая свои уши, они бросились на Стефана и повлекли его за город. Здесь, как закон повелевал, свидетели, первые обвинившие Стефана, первыми стали побивать его камнями. При этом присутствовал юноша, именем Савл, которому было поручено стеречь одежды побивающих камнями. Он одобрял убиение Стефана. Падая под градом камней, Стефан воскликнул: «Господи Иисусе! Не вмени им греха сего и прими дух мой». Событие это и речь Стефана в синедрионе описал Евангелист Лука в книге Деяний Апостолов, главы 6–8.

Так архидиакон Стефан стал первым мучеником за Христа в 34 году после Р.X. После этого началось в Иерусалиме преследование христиан, от которого они вынуждены были бежать в разные части Святой Земли и в соседние страны. Так христианская вера стала распространяться в разных частях Римской империи. Кровь первомученика Стефана не пролилась даром. В скором времени Савл, одобрявший это убийство, уверовал, крестился и стал знаменитым Павлом — одним из самых успешных проповедников Евангелия. Много лет спустя Павел, посетив Иерусалим, был тоже схвачен разъяренной толпой иудеев, хотевших побить его камнями. В своей беседе с ними он вспомнил о невинной смерти Стефана и о своем участии в ней (Деян. 22).



Преподобный Савва Вишерский

происходил из Тверского княжества, из города Кашина и был вторым из восьми сыновей Кашинского боярина Ивана Васильевича Борозды, из рода славного и всеми уважаемого. С юных лет Савва отличался добродетельной жизнью, подражал иноческим подвигам и, приняв постриг в одном из тверских монастырей, безропотно нес различные монастырские послушания. Он отличался необыкновенным смирением и вызывал глубокое почтение и у мирских жителей, и у монахов. Монахи почитали его за ангела и избрали игуменом. Но Савву тяготила слава человеческая, и он, покинув родные места, долгое время жил в совершенной безвестности, а позже, ревнуя о высших подвигах, отправился на Афон.

По возвращении с Афона, под видом бедного неизвестного странника, он пришел на реку Вишеру, руководимый Богом, водрузил крест и, устроив небольшой шалаш, стал проводить отшельническую жизнь. Однажды проходивший мимо житель Новгорода увидел преподобного погрузившимся в глубокую молитву и как бы не чувствующим, что все лицо его было покрыто комарами, так что его совсем не было видно. Изумленный прохожий поведал другим о случившемся, и все поняли, что отшельник — истинно Божий человек. Но Савва удалился в еще более уединенное место, продолжая упражняться в посте и молитве, проводя жизнь, исполненную лишений. Молва же о святой жизни преподобного распространилась по окрестностям, и соседние жители стали приходить к нему и доставлять посильные приношения. Слух о святом угоднике Божием дошел до архиепископа Иоанна, бывшего тогда на Новгородской кафедре, и он послал разузнать о преподобном Савве, кто и каков он, а по получении ответа, уразумев в Савве человека духовного, сам отправился на встречу с ним. Смирение и нестяжательность Саввы покорили святителя, и он полюбил блаженного и оказывал ему помощь всем необходимым.

Между тем Савва задумал основать обитель и стал своими руками строить кельи для приходивших иноков. Однажды по внушению дьявола пришли к нему разбойники с коварным намерением. Он же, прозрев их замысел, попросил их помочь ему поднять дерево, при этом велел им взяться за тонкий конец, а сам взялся за толстый. Разбойники так и не смогли сдвинуть с места свой конец, а Савва один поднял дерево, чем и поразил их, и они со стыдом и страхом поспешили удалиться.

Позже Савва с братией поселились у реки Вишеры и соорудили и освятили церковь в честь Вознесения Господня. По устроении обители преподобный Савва поставил себе столп и, взойдя на него, всю седмицу до субботы проводил на нем в посте и молитве; в субботу же сходил со столпа к братии, причащался с ними Святых Тайн, выстаивал воскресную службу, разделял трапезу и после душеполезного поучения вновь всходил на столп до следующей субботы. Живя на столпе, Савва хранил обитель своими молитвами. Однажды к монастырю подошли разбойники, чтобы разграбить его, но святой, поняв их злой умысел, стал стучать жезлом по стене, обратив их в бегство, объятых страхом. Об этом чуде Церковь воспевает в службе преподобному.

Между тем к преподобному Савве продолжали отовсюду стекаться и иноки, и миряне ради пользы духовной, которую от него получали, ибо он, по апостолу, всем был вся, всех наставляя, обо всех болезнуя и заботясь. Пребывая в подвигах и перенося суровые лишения и всякого рода скорби, блаженный на восьмидесятом году от рождения впал в телесный недуг. Готовясь разрешиться от тела и отдать последний долг природе, он призвал к себе всю братию и обратился к ней с предсмертными душеполезными наставлениями, в особенности о том, чтобы они твердо и неизменно пребывали в православии и соблюдения иноческих обетов, более же всего преуспевали в смирении. «В чем вы видели меня подвизающимся, то и сами творите,» — сказал в заключение старец. После сего, поручив монастырь и братию заботам и попечениям архиепископа Новгородского, причастившись Святых Христовых Таин, он мирно предал душу свою Господу 1 октября 1460 года.

По прошествии довольно продолжительного времени, в обители произошел сильный пожар, так что она вся сгорела: и церковь, и кельи, и столп преподобного. Но гроб его, находившийся между церковью и столпом, и часовня над гробом не потерпели никакого вреда. Это было первое чудо по преставлении святого. С того времени при гробе стали совершаться различные чудеса. Однажды настоятель Саввинской обители игумен Геласий исцелился от отравления по молитвам Саввы, явившегося ему в сновидении. Он поведал об этом Новгородскому архиепископу Ионе, и тот совершил пред гробом преподобного Саввы молебное пение, приказав написать икону святого и составить ему службу и житие.

Празднование в честь преподобного Саввы установлено Русской Церковью соборным определением 1549 года и совершается 1 октября.