Иконы праздников

Икона праздника Благовещение Пресвятой Богородице

Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом с позолотой фона. Размер 40 -50 см.
икона Благовещение Пресвятой Богородице

Икона праздника Жены Мироносицы 


Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом с позолотой фона. Размер 40 -50 см.
икона Жены Мироносицы

Икона праздника Сошествие Святаго Духа на апостолов


Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом с позолотой фона. Размер 40 -50 см.
икона Сошествие Святаго Духа, Пятидесятница

Икона Предательство Иуды


Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом с позолотой фона. Размер 40 -50 см.
икона Предательство Иуды

Икона Уверение Фомы


Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом с позолотой фона. Размер 40 -50 см.
икона Уверение Фомы

Икона праздника Сошествие во Ад


Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом с позолотой фона. Размер 40 -50 см.
икона Сошествие во Ад

Икона праздника Воздвижение Креста Господня


Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом с позолотой фона. Размер 40 -50 см.
икона Воздвижение Креста Господня

Закрыть

Благовещение Пресвятой Богородицы


На­зва­ние празд­ни­ка ука­зы­ва­ет на ка­кое-то осо­бое, неслы­хан­ное ра­нее «ра­дост­ное из­ве­стие», про­зву­чав­шее еди­но­жды в ми­ро­вой ис­то­рии. Этим и объ­яс­ня­ет­ся от­сут­ствие у празд­ни­ка уточ­ня­ю­ще­го смысл под­за­го­лов­ка (осо­бен­но в оби­ход­ной ре­чи): про­из­но­ся од­но лишь сло­во «Бла­го­ве­ще­ние», мы не бо­им­ся быть невер­но по­ня­ты­ми, ибо «ра­дост­ных из­ве­стий» бы­ло мно­го, но Бла­го­ве­ще­ние слу­чи­лось лишь од­на­жды. Та­ким об­ра­зом, на­зва­ние празд­ни­ка «Бла­го­ве­ще­ние Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це» бук­валь­но озна­ча­ет: «Ра­дост­ная весть [со­об­щен­ная] Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це». Ка­кая же ра­дост­ная весть со­став­ля­ет су­ще­ство празд­ни­ка? Кто был вест­ни­ком?

Из Еван­ге­лия от Лу­ки (ибо толь­ко он опи­сы­ва­ет дан­ное со­бы­тие) мы узна­ём, что немно­гим бо­лее двух ты­сяч лет то­му на­зад в ма­лень­ком па­ле­стин­ском го­род­ке На­за­ре­те со­вер­ши­лось пре­вос­хо­дя­щее на­ше ра­зу­ме­ние со­бы­тие — при­ро­да Бо­га со­еди­ни­лась с при­ро­дой че­ло­ве­ка. Здесь жи­ла скром­ная под­дан­ная рим­ско­го им­пе­ра­то­ра Ав­гу­ста, юная Ма­рия, к то­му вре­ме­ни си­ро­та. Она про­ис­хо­ди­ла из ди­на­стии ца­ря Да­ви­да, к ко­то­рой при­над­ле­жал и Иосиф, хра­ни­тель дев­ства Ма­рии, по­жи­лой вдо­вец, ко­то­ро­му Она бы­ла об­ру­че­на во ис­пол­не­ние тра­ди­ции, вос­пре­щав­шей доб­ро­де­тель­ной жен­щине оста­вать­ся оди­но­кой. Иосиф был бе­ден, ра­зу­ме­ет­ся, не афи­ши­ро­вал свое про­ис­хож­де­ние (это бы­ло смер­тель­но опас­но!) и вел жизнь про­сто­го ре­мес­лен­ни­ка.

Мож­но пред­ста­вить чув­ства юной Де­вы, Ко­то­рой, во вре­мя от­сут­ствия Иоси­фа, вдруг зри­мо пред­стал небес­ный вест­ник, ан­гел Гав­ри­ил.

«Ан­гел, вой­дя к Ней, ска­зал:
«Ра­дуй­ся, Бла­го­дат­ная! С То­бою Гос­подь!»

Но Она силь­но сму­ти­лась от его слов и ста­ла раз­ду­мы­вать, что же зна­чит та­кое при­вет­ствие. И ска­зал Ей ан­гел:

«Не стра­шись, Ма­ри­ам,
ибо Ты об­ре­ла ми­лость у Бо­га:
и вот, Ты зач­нешь и ро­дишь Сы­на,
и на­ре­чешь Ему имя: Иисус.

И бу­дет Он ве­лик,
и на­зо­вут Его Сы­ном Все­выш­не­го.» <…>

И ска­за­ла Ма­ри­ам ан­ге­лу:
«Как же бу­дет это, ес­ли Я не знаю му­жа?»

И ан­гел ска­зал Ей в от­вет:
«Дух Свя­той сой­дет на Те­бя,
и Си­ла Выш­не­го осе­нит Те­бя,

по­то­му Ди­тя Твое бу­дет свя­то
и на­ре­чет­ся: Сын Бо­жий."<…>

То­гда Ма­ри­ам ска­за­ла:
«Пред то­бою ра­ба Гос­под­ня; да бу­дет со Мною, как ты ска­зал.»
И уда­лил­ся от Нее ан­гел» (Лк.1:28-32, 34-35, 38).

О со­вер­шив­шем­ся в эти мгно­ве­ния та­ин­стве труд­но го­во­рить: лю­бые сло­ва ка­жут­ся непро­сти­тель­ной дер­зо­стью. Здесь при­ста­ло толь­ко бла­го­го­вей­ное со­зер­ца­ние тай­ны: «удо­бее мол­ча­ние» (при­ли­че­ству­ет мол­ча­ние), как по­ет­ся в од­ном из бо­го­ро­дич­ных гим­нов.

По­ста­ра­ем­ся лишь по­нять: то, что за­ни­ма­ет несколь­ко строк еван­гель­ско­го по­вест­во­ва­ния, под­го­тав­ли­ва­лось всей ис­то­ри­ей вет­хо­за­вет­но­го че­ло­ве­че­ства, и в диа­ло­ге ан­ге­ла и Де­вы Ма­рии эта ис­то­рия об­ре­ла свой смысл и дол­го­ждан­ное за­вер­ше­ние. Вет­хий за­вет (что зна­чит бук­валь­но «древ­ний со­юз», «ста­рый до­го­вор») Бо­га с че­ло­ве­ком, имев­ший ха­рак­тер под­го­то­ви­тель­ный и вре­мен­ный, от­ныне сме­ня­ет­ся но­вым со­ю­зом со всем че­ло­ве­че­ством и на все вре­ме­на.

Од­ни­ми лишь сво­и­ми си­ла­ми че­ло­век не мог пре­одо­леть глу­бо­чай­шую про­пасть, раз­верз­шу­ю­ся меж­ду ним и Бо­гом, ибо страш­ный удар, со­тряс­ший его в неза­па­мят­ные вре­ме­на («гре­хо­па­де­ние пра­ро­ди­те­лей»), рас­ко­лол его свер­ху до­ни­зу: от выс­ше­го со­зна­ния до те­лес­ной при­ро­ды. Он пе­ре­стал при­над­ле­жать Сво­е­му Со­зда­те­лю, а зна­чит — и сво­е­му ра­зум­но­му «я». По­тре­бо­ва­лась встре­ча и ре­аль­ное со­еди­не­ние Бо­же­ствен­ной и че­ло­ве­че­ской при­ро­ды через Бо­го­во­пло­ще­ние. Толь­ко так мог­ла быть воз­вра­ще­на в пер­во­здан­ное до­сто­ин­ство це­лост­ная при­ро­да че­ло­ве­ка. И в ли­це Ма­рии че­ло­ве­че­ство до­стиг­ло выс­шей точ­ки сво­е­го ду­хов­но-нрав­ствен­но­го раз­ви­тия и очи­ще­ния на пу­тях вос­ста­нов­ле­ния Со­ю­за с Бо­гом.

Неза­ме­чен­ным бы­ло яв­ле­ние Де­ве Ма­рии вест­ни­ка Небес, ни­кто не слы­шал про­ис­шед­ше­го меж­ду ни­ми раз­го­во­ра. Ни­чуть не из­ме­ни­лась ви­ди­мая жизнь ни в са­мом На­за­ре­те, ни тем бо­лее в гор­де­ли­вом Ри­ме по­сле ис­чез­но­ве­ния ан­ге­ла. Но как уди­ви­лись бы жи­те­ли огром­ной мно­го­языч­ной Им­пе­рии, ес­ли бы узна­ли, что имен­но в этом непри­мет­ном со­бы­тии на­шла свое оправ­да­ние и за­вер­ше­ние вся ис­то­рия че­ло­ве­че­ства от Ада­ма и что их по­том­ки ста­нут от­счи­ты­вать Но­вую эру от Дня Рож­де­ния маль­чи­ка, ко­то­ро­го окру­жа­ю­щие пре­не­бре­жи­тель­но на­зы­ва­ли «сы­ном плот­ни­ка»!

«Се­го­дня — на­ча­ло на­ше­го спа­се­ния...», — по­ет­ся за бо­го­слу­же­ни­ем празд­ни­ка Бла­го­ве­ще­ния. Про­дол­же­ни­ем его станет жизнь Бо­го­че­ло­ве­ка Иису­са Хри­ста – «Вто­ро­го Ада­ма», а за­вер­ше­ни­ем — Тай­ная ве­че­ря, Гол­го­фа, воз­глас «Со­вер­ши­лось!», нис­хож­де­ние во Ад, Три­днев­ное Вос­кре­се­ние, Воз­не­се­ние и си­де­ние «одес­ную От­ца».

Древ­ний на­род­ный обы­чай в день Бла­го­ве­ще­ния вы­пус­кать из кле­ток на во­лю пле­нен­ных птиц ме­ло­ди­че­ски за­пе­чат­лен в пре­крас­ных сти­хах А. Пуш­ки­на и Ф. Ту­ман­ско­го.

Ли­те­ра­ту­ра: Ру­бан Ю. Бла­го­ве­ще­ние Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це. Л.: «Хро­но­граф», 1991; Пра­во­слав­ная эн­цик­ло­пе­дия. М., 2002. Том V, с. 254-268 (при­ве­де­на по­дроб­ная биб­лио­гра­фия).






Закрыть

Святые жёны- мироносицы


В этот день Православная церковь вспоминает святых жён — свидетельниц страданий, смерти и Воскресения Иисуса Христа. Жёнам-мироносицам первым явился воскресший Иисус. От них произошло пасхальное приветствие «Христос воскресе!».

В православной традиции жёнами-мироносицами считаются святые: Мария Магдалина, Мария Клеопова, Саломия, Иоанна, Марфа, Мария и иные.



Слово миpоносицы означает «носящие миро». Это те женщины, которые в ночь воскpесения Хpиста спешили ко гробу с миpом в pyках, чтобы по восточномy обычаю возлить благовонные аpоматы на тело своего учителя. В то время как многие ученики Христа разбежались, опасаясь гонений, и сидели за закрытыми дверями «страха ради иудейского», эти женщины преодолели страх перед грозящими им опасностями и движимые любовью ко Иисусу отправились к его гробу, даже несмотря на то, что вход туда был завален камнем и иудейские начальники выставили стражу.

В Русской православной церкви этот день отмечается как праздник всех женщин-христианок[11].

Западные христиане называют жён-мироносиц «Три Марии», так как в Евангелии упомянуты три благочестивые женщины, и, в католической традиции, считается, что все они были по имени Мария.

Православные в этот день вспоминают Иосифа Аримафейского и Никодима, которые помазали тело Иисуса Христа перед погребением, а жёны-мироносицы пришли помазать тело Христа в первый день после субботы — в воскресенье. На литургии в этот день читается 69 зачало Евангелие от Марка (Мк. 15:43-16:8).






Закрыть

Сошествие Святаго Духа или Пятидесятница


После вознесения Иисуса Христа наступил десятый день: это был пятидесятый день после Воскресения Христова. У евреев тогда был великий праздник Пятидесятницы в память Синайского законодательства. Все апостолы, вместе с Божией Матерью и с другими учениками Христовыми и прочими верующими, единодушно находились в одной горнице в Иерусалиме. Был третий час дня, по еврейскому счету часов, т. е. по нашему - девятый час утра. Вдруг сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где находились ученики Христовы. И явились огненные языки и почили (остановились) по одному на каждом из них. Все исполнились Духа Святого и стали славить Бога на разных языках, которых прежде не знали. Так Дух Святый, по обетованию Спасителя, сошел на апостолов, в виде огненных языков, в знак того, что Он дал апостолам способность и силу для проповеди Христова учения всем народам; сошел же в виде огня в знак того, что имеет силу опалять грехи и очищать, освящать и согревать души.

По случаю праздника Пятидесятницы, в Иерусалиме в это время было много евреев, пришедших из разных стран. Услышав шум, огромная толпа народа собралась около дома, где были ученики Христовы. Все в народе изумлялись и спрашивали друг друга: "не все ли они галилеяне? Как же мы слышим каждый свой язык, в котором родились? Как они могут говорить нашими языками о великих делах Божиих?" И в недоумении говорили: "они напились сладкого вина".

Тогда апостол Петр, вставши вместе с прочими одиннадцатью апостолами, сказал, что они не пьяны, но что на них сошел Дух Святый, как это и было предсказано пророком Иоилем, и что Иисус Христос, Которого иудеи распяли, воскрес из мертвых, вознесся на небо и излил на них Святого Духа. Заканчивая проповедь об Иисусе Христе, апостол Петр сказал: "итак, твердо знай, весь народ израильский, что Бог послал Спасителем и Христом Сего Иисуса, Которого вы распяли".

Проповедь Петра так подействовала на слушавших ее, что весьма многие уверовали в Иисуса Христа. Они стали спрашивать Петра и прочих апостолов: "что нам делать, мужи братия?"

Петр ответил им: "покайтесь и креститесь во имя Иисуса Христа для прощения грехов; тогда и вы получите дар Святого Духа".

Уверовавшие во Христа охотно приняли крещение, таких оказалось в этот день около трех тысяч человек. Таким образом начало устрояться на земле Царствие Божие, т. е. святая Церковь Христова.

Со дня сошествия Святого Духа вера христианская стала быстро распространяться, при помощи Божией; число верующих в Господа Иисуса Христа день ото дня увеличивалось. Научаемые Святым Духом, апостолы смело проповедовали всем об Иисусе Христе, Сыне Божием, о Его страданиях за нас и воскресении из мертвых. Господь помогал им великими многочисленными чудесами, которые совершались через апостолов именем Господа Иисуса Христа. Первоначально апостолы проповедовали евреям, а потом разошлись по разным странам для проповеди всем народам. Для совершения таинств и проповедания учения христианского, апостолы поставляли через рукоположение епископов, пресвитеров (священников или иереев) и диаконов.

Та благодать Святого Духа, которая была явно преподана апостолам, в виде огненных языков, теперь подается в нашей Святой Православной Церкви невидимо - в ее святых таинствах, через преемников-апостолов - пастырей Церкви - епископов и священников.

ПРИМЕЧАНИЕ: См. в Деянии Свв. Апостолов, гл. 2, гл. 14, 23.






Закрыть

Предательство Иуды


На четвертый день после Своего торжественного входа в Иерусалим Иисус Христос сказал ученикам Своим: «вы знаете, что через два дня будет Пасха, и Сын Человеческий предан будет на распятие».

В этот день, по нашему это была среда, — первосвященники, книжники и старейшины народа собрались у первосвященника Каиафы и совещались между собою, как бы им погубить Иисуса Христа. На этом совете они решили взять Иисуса Христа хитростью и убить Его, но только не в праздник (тогда собирается много народа), чтобы не произвести возмущения в народе.

Один из двенадцати апостолов Христовых, Иуда Искариотский, был очень жадный к деньгам; и учение Христово не исправило души его. Он пришел к первосвященникам и сказал: «что вы дадите мне, если я вам предам Его?»

Они обрадовались и предложили ему тридцать серебренников.
С того времени Иуда искал удобного случая, чтобы предать Иисуса Христа не при народе.

После моления Христа в Гефсиманском саду в сад пришел Иуда, предатель, с толпою людей, которые шли с фонарями, кольями и мечами; это были воины и служители, посланные первосвященниками и фарисеями схватить Иисуса Христа. Иуда уговорился с ними: «Кого я поцелую, Того и берите».
Подойдя к Иисусу Христу, Иуда сказал: «Радуйся, Равви (Учитель)!» И поцеловал Его.

Иисус Христос сказал ему: «Друг! Для чего ты пришел? Целованием ли предаешь Сына Человеческого?» Эти слова Спасителя были для Иуды последним призывом к покаянию.

Когда Иуда предатель узнал, что Иисус Христос осужден на смерть, он понял весь ужас своего поступка. Он, может быть, не ожидал такого приговора, либо полагал, что Христос не допустит этого, или избавится от врагов чудесным образом. Иуда понял, до чего довело его сребролюбие. Мучительное раскаяние овладело его душою. Он пошел к первосвященникам и старейшинам и возвратил им тридцать серебренников, говоря: «согрешил я, предав Кровь невинную» (т. е. предал на смерть неповинного Человека).

Они же сказали ему: «что нам до того; смотри сам» (то есть сам отвечай за свои дела).

Но не захотел Иуда смиренно покаяться в молитве и слезах перед милосердным Богом. Холод отчаяния и уныния объял его душу. Он бросил серебрянники в храме перед священниками и вышел. Потом пошел и удавился (т. е. повесился).





Закрыть

Уверение Фомы

– событие, связанное с одним из явлений Иисуса Христа ученикам (шестое из десяти явлений от Воскресения до Вознесения Христа, согласно Новому Завету)  и описанное в Евангелии от Иоанна:

После восьми дней опять были в доме ученики Его, и Фома с ними. Пришел Иисус, когда двери были заперты, стал посреди них и сказал: мир вам! Потом говорит Фоме: подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим. Фома сказал Ему в ответ: Господь мой и Бог мой! Иисус говорит ему: ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны невидевшие и уверовавшие.







Закрыть

Икона “Сошествие во ад” как традиционное изображение Воскресения Христа



Русь, приняв крещение от Византии, унаследовала от нее представление о том, что задача живописи – воплотить в образы христианское вероучение. Церковное искусство православных государств, входящих в сферу культурного влияния Византии справилось с такой задачей. Система восточноправославной эстетики позволила полно и ясно изложить христианское вероучение в живописных образах.

Настоящая работа посвящена сюжету Сошествие Христа во ад, его изображению в русской иконописи. Этот сюжет евангелисты не описывают, а только сообщают о Воскресении Господа, которому не было свидетелей. В росписях римских катакомб Воскресение Христово изображалось через ветхозаветный прообраз исхождения Ионы из чрева кита (на основании слов Спасителя о знамении пророка Ионы). Как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи (Мф. 12:39—42; 16,4; Лк. 11:29—32 ).


В византийском литургическом понимании Воскресение Христа обозначалось изображением женщин, пришедших к гробу Иисуса Христа и ангела, сообщающего, что Иисус воскрес.

Во II веке новой эры стал известен апокриф, получивший впоследствии название Евангелие от Никодима (тайного ученика Иисуса Христа). Тексты апокрифа и повлияли на сложение иконографии “Сошествия во ад”, которая служит идее изображения Воскресения Христа как победы над смертью, вызволение праведников из ада, спасения уверовавших в него “от тлена в адской бездне”. С течением времени византийское искусство разработало приемы, позволяющие передать суть рассказа в едином живописном образе, в котором это событие представало таким, каким оно должно соответствовать византийскому богословию.

Иисус Христос на иконах обычно изображается как солнце спустившееся во ад. Все в нем исполнено стремительного движения. Он попирает сокрушенные врата ада, в левой руке держит крест, а правую руку протягивает Адаму. Спаситель с силой вырывает обессиленного Адама из гроба, за Адамом встает, протягивая к Спасителю руки, с надеждой вглядываясь в него, Ева. С правой стороны от Христа стоят, поднявшиеся в гробах, во главе с Иоанном Предтечей ветхозаветные цари и пророки. С левой стороны от Него расположен сонм праотцов. Горы, в верхней части, сужаясь и сходясь друг к другу, образуют вход в преисподнюю. Над ними два ангела, возносящие орудия страстей: Крест, трость с губкой, наполненной уксусом и желчью, и копье. Это лишь общее описание изображения данного сюжета.

Главные черты первых русских икон “Воскресения Христова”, имевших основным изображением Христа, сошедшего во Ад, оставались без изменений, но к ним добавлялись другие, почерпнутые из преданий детали. Тогда в каждой иконе сюжет изображался по-особенному.

Примером могут служить псковские иконы “Сошествия во ад”. Для них характерна симметричная схема расположения коленопреклоненных фигур Адама и Евы относительно Спасителя, которых он, держа за руки, выводит из “смертной сени”. Такая схема достаточно редка для византийской и древнерусской иконографии. Еще одной особенностью псковской иконографии является то, что Адам, Ева, все ветхозаветные цари и пророки изображены на них с нимбами. Среди византийских икон такие изображения встречаются, но редко. Знак святости – нимб свидетельствует об уже совершившемся искуплении греха первых людей, их воскрешении, но их коленопреклоненные позы отчетливо напоминают композиции “Страшного суда”, где прародители стоят в том же положении перед “Престолом Уготованным”.

Традиционная форма изображения Воскресения Христа как “Сошествия во ад” всегда сохранялась в древнерусском искусстве, но с XVII века на русских иконах получило распространение изображение шествия праведников в рай. В это время Евангелие Никодима было включено в состав сборника “Страсти Христовы”. В XVII веке была введена специальная вечерняя великопостная служба Страстям Христовым (Пассии). Под влиянием западной традиции, Воскресение Христово стали рисовать как выход Христа из гроба. Но этот новый способ изображения не удовлетворял русских иконописцев и они соединили его с привычным им образом “Сошествия во ад”. Такую композицию можно видеть на примере иконы “Воскресение. Сошествие во ад” из церкви Ильи Пророка в Ярославле (1680 г.) В верхней части иконы, в центре, из гроба поднимается Иисус Христос. Перед гробом – отваленный камень. Внизу, окруженный мандорлой Иисус Христос спускается в ад, попирая его врата, и выводит из гроба Адама. Вслед за Адамом из адской бездны поднимается толпа праведников, идущих в рай. Иконописец, кроме этих двух сюжетов, изображал и события из жизни Иисуса Христа: в левом верхнем углу – Распятие, а вверху в центре – Вознесение Христово. Такие иконы получались очень подробными, и за мелкими подробностями утрачивали глубину образа, которая была присуща ранним спискам Воскресения Христа.

Икона “Сошествие во ад” с первохристианских времен сохраняет основное значение как изображение праздника Воскресения Христова, и в русских иконостасах она помещается в праздничном ряду. Если же храм освящен в память Воскресения Христа, икона помещается второй справа от Царских врат.






Закрыть

Воздвижение Креста Господня


Крест был найден приехавшей в Палестину матерью императора Константина Великого императрицей Еленой и иерусалимским епископом Макарием (314—333). В результате раскопок была найдена пещера Гроба Господня, а неподалёку от неё были обнаружены три креста. Крест Иисуса Христа был определён тогда, когда больная женщина, на которую их поочерёдно возлагали, получила исцеление. По другому преданию, от соприкосновения с этим крестом воскрес умерший, которого несли по улице для погребения (отсюда и название Животворящий Крест).

Императрица Елена обозначила места, связанные с земной жизнью Спасителя, основанием более 80 храмов, воздвигнутых в Вифлееме — месте Рождества Христова, на горе Елеонской, откуда Господь вознёсся на небо, в Гефсимании, где Спаситель молился перед Своими страданиями и где была погребена Божия Матерь. В Константинополь святая Елена привезла с собой часть Животворящего Древа и гвозди. Император Константин повелел воздвигнуть в Иерусалиме величественный и обширный храм в честь Воскресения Христова, включавший в себя и Гроб Господень, и Голгофу. Храм строился около 10 лет. Святая Елена не дожила до освящения храма; она скончалась в 327 году. Храм был освящён 13 сентября 335 года. На следующий день, 14 сентября, установлено было праздновать Воздвижение Честного и Животворящего Креста. Указание на время установления праздника имеется в александрийской хронике (не позже VII в.): «При сих консулах, — Далматии и Аниции Павлине (335 г.), говорит ее автор, совершено освящение церкви св. креста Константином при Макарии епископе сентября 17 (ошибка писца, следует — 13), и отселе начался праздник Воздвижения св. креста».

Возвращение Креста
В этот день вспоминается ещё одно событие, связанное с Крестом Господним, — его возвращение из Персии после 14-летнего плена обратно в Иерусалим. Персидский царь Хосров II в войне против греков разбил греческое войско, разграбил Иерусалим и в том числе увёз Крест Иисуса Христа и патриарха Захарию (609—633). Крест пробыл в Персии 14 лет и лишь при императоре Ираклии I (610—641), который победил Хосрова и заключил мир с его сыном, была возвращена христианская реликвия. Животворящий Крест был торжественно принесён в Иерусалим. Согласно Священному Преданию, Император Ираклий в царском венце и порфире понёс Крест Христов в храм Воскресения. Рядом с царём шёл патриарх Захария. У ворот, которыми восходили на Голгофу, император внезапно остановился и не мог двинуться дальше. Святой патриарх объяснил царю, что ему преграждает путь Ангел Господень, ибо Тот, Кто нёс на Голгофу Крест для искупления мира от грехов, совершил Свой Крестный путь в уничижённом виде. Тогда Ираклий, сняв венец и порфиру, надел простую одежду и беспрепятственно внёс Крест Христов в храм.

В «Слове» на Воздвижение Креста святой Андрей Критский говорит: «Крест воздвигается, и все верные стекаются, Крест воздвигается, и град торжествует, и народы совершают празднество».