Иконы праздников

Икона Распятие Господне

Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом с позолотой фона. Размер 40 -50 см.
икона Распятие Господне

Икона Снятие со Креста 


Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом с позолотой фона. Размер 40 -50 см.
икона Снятие со Креста

Икона Положение во Гроб


Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом с позолотой фона. Размер 40 -50 см.
икона Положение во Гроб

Икона Страсти Христовы


Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом с позолотой фона. Размер 40 -50 см.
 икона Страсти Христовы

Икона Суд у Пилата


Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом с позолотой фона. Размер 40 -50 см.
икона Суд у Пилата

Икона Омовение ног апостолам


Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом с позолотой фона. Размер 40 -50 см.
икона омовение ног апостолам

Икона праздника Преображение Господне


Написана темперой на липовой доске покрытой левкасом с позолотой фона. Размер 40 -50 см.
икона Преображение Господне

Закрыть

Распятие Господне


И, придя на место, называемое Голгофа, что значит: Лобное место, дали Ему пить уксуса, смешанного с желчью; и, отведав, не хотел пить. Распявшие же Его делили одежды Его, бросая жребий; и, сидя, стерегли Его там; и поставили над головою Его надпись, означающую вину Его: Сей есть Иисус, Царь Иудейский. Тогда распяты с Ним два разбойника: один по правую сторону, а другой по левую.
От Марка
(Мк. 15:22—27) И привели Его на место Голгофу, что значит: Лобное место. И давали Ему пить вино со смирною; но Он не принял. Распявшие Его делили одежды Его, бросая жребий, кому что взять. Был час третий, и распяли Его. И была надпись вины Его: Царь Иудейский. С Ним распяли двух разбойников, одного по правую, а другого по левую [сторону] Его. И сбылось слово Писания: и к злодеям причтен. Проходящие злословили Его, кивая головами своими и говоря: э! разрушающий храм, и в три дня созидающий! спаси Себя Самого и сойди со креста.
От Луки
(Лк. 23:33—43) И когда пришли на место, называемое Лобное, там распяли Его и злодеев, одного по правую, а другого по левую сторону. Иисус же говорил: Отче! прости им, ибо не знают, что делают. И делили одежды Его, бросая жребий. И стоял народ и смотрел. Насмехались же вместе с ними и начальники, говоря: других спасал; пусть спасет Себя Самого, если Он Христос, избранный Божий. Также и воины ругались над Ним, подходя и поднося Ему уксус и говоря: если Ты Царь Иудейский, спаси Себя Самого. И была над Ним надпись, написанная словами греческими, римскими и еврейскими: Сей есть Царь Иудейский. Один из повешенных злодеев злословил Его и говорил: если Ты Христос, спаси Себя и нас. Другой же, напротив, унимал его и говорил: или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же? и мы [осуждены] справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал. И сказал Иисусу: помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое! И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю.
От Иоанна
(Ин. 19:17-25) И, неся крест Свой, Он вышел на место, называемое Лобное, по-еврейски Голгофа; там распяли Его и с Ним двух других, по ту и по другую сторону, а посреди Иисуса. Пилат же написал и надпись, и поставил на кресте. Написано было: Иисус Назорей, Царь Иудейский. Эту надпись читали многие из Иудеев, потому что место, где был распят Иисус, было недалеко от города, и написано было по-еврейски, по-гречески, по-римски. Первосвященники же Иудейские сказали Пилату: не пиши: Царь Иудейский, но что Он говорил: Я Царь Иудейский. Пилат отвечал: что я написал, то написал. Воины же, когда распяли Иисуса, взяли одежды Его и разделили на четыре части, каждому воину по части, и хитон; хитон же был не сшитый, а весь тканый сверху. Итак сказали друг другу: не станем раздирать его, а бросим о нём жребий, чей будет, — да сбудется реченное в Писании: разделили ризы Мои между собою и об одежде Моей бросали жребий. Так поступили воины. При кресте Иисуса стояли Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина.






Закрыть

Снятие со Креста


В тот же вечер, вскоре после всего совершившегося, приходит к Пилату знаменитый член синедриона, богатый человек Иосиф Аримафейский (из города Аримафеи). Иосиф был тайный ученик Иисуса Христа, тайный - из страха перед иудеями. Человек он был добрый и праведный, не участвовавший в совете, в осуждении Спасителя. Он просил у Пилата позволения снять тело Христово с креста и похоронить. Пилат удивился, что Иисус Христос так скоро умер. Он позвал сотника, стерегшего распятых, узнал от него, когда Иисус Христос умер, и позволил Иосифу взять тело Христово для погребения.

Иосиф, купив плащаницу (полотно для погребения), пришел на Голгофу. Пришел также и другой тайный ученик Иисуса Христа и член синедриона, Никодим. Он принес с собой для погребения драгоценную благовонную мазь - состав из смирны и алоэ.

Они сняли тело Спасителя с Креста, помазали Его благовониями, обвили плащаницей и положили Его в новом гробе, в саду, вблизи Голгофы. Гробом этим была пещера, которую

Иосиф Аримафейский

высек в скале для своего погребения, и в которой еще никто не был положен. Там они положили тело Христово, потому что гроб этот был близко от Голгофы, а времени было мало, так как наступал великий праздник Пасхи. Потом привалили огромный камень к двери гроба и удалились.

Мария же Магдалина, Мария Иосиева и другие женщины были там и смотрели, как полагали тело Христово. Возвращаясь домой, они купили драгоценного мира, чтобы потом помазать этим миром тело Христово, как только пройдет первый, великий день праздника, в который, по закону, следовало всем пребывать в покое.

Но враги Христовы не успокоились, несмотря на свой великий праздник. На другой день, в субботу, первосвященники и фарисеи (нарушая покой субботы и праздника) собрались, пришли к Пилату и стали просить его: "Господин! мы вспомнили, что этот обманщик ( так осмелились они называть Иисуса Христа), еще будучи в живых, сказал: "после трех дней воскресну". Поэтому прикажи охранять гроб до третьего дня, чтобы ученики Его, пришедши ночью, не украли Его и не сказали народу, что Он воскрес из мертвых; и тогда будет последний обман хуже первого".

Пилат сказал им: "у вас есть стража; пойдите, охраняйте, как знаете".

Тогда первосвященники с фарисеями пошли ко гробу Иисуса Христа и, осмотрев внимательно пещеру, к камню приложили свою (синедрионову) печать; и поставили у гроба Господня воинскую стражу.

Когда тело Спасителя лежало во гробе, душой Своей Он сошел в ад к душам людей, которые умерли до Его страданий и смерти. И все души праведных людей, которые ждали пришествия Спасителя, Он освободил из ада.

ПРИМЕЧАНИЕ: См. в Евангелии: от Матфея, гл. 27, 57-66; от Марка, гл. 15, 42-47; от Луки, гл. 23, 50-56; от Иоан., гл. 19, 38-42.






Закрыть

О погребении Иисуса Христа

повествуют все четыре евангелиста, и каждый сообщает свои подробности. При этом из всех четырёх евангелистов только Матфей упоминает об опечатывании гробницы и приставлении к ней стражи.

Евангелие


От Матфея
(Мф. 27:57-66)
Когда же настал вечер, пришёл богатый человек из Аримафеи, именем Иосиф, который также учился у Иисуса; он, придя к Пилату, просил тела Иисусова. Тогда Пилат приказал отдать тело; и, взяв тело, Иосиф обвил его чистою плащаницею и положил его в новом своём гробе, который высек он в скале; и, привалив большой камень к двери гроба, удалился. Была же там Мария Магдалина и другая Мария, которые сидели против гроба. На другой день, который следует за пятницею, собрались первосвященники и фарисеи к Пилату и говорили: господин! Мы вспомнили, что обманщик тот, ещё будучи в живых, сказал: после трёх дней воскресну; итак прикажи охранять гроб до третьего дня, чтобы ученики Его, придя ночью, не украли Его и не сказали народу: воскрес из мёртвых; и будет последний обман хуже первого. Пилат сказал им: имеете стражу; пойдите, охраняйте, как знаете. Они пошли и поставили у гроба стражу, и приложили к камню печать.
От Марка
(Мк. 15:42-47)
И как уже настал вечер, — потому что была пятница, то есть [день] перед субботою, — пришёл Иосиф из Аримафеи, знаменитый член совета, который и сам ожидал Царствия Божия, осмелился войти к Пилату, и просил тела Иисусова. Пилат удивился, что Он уже умер, и, призвав сотника, спросил его, давно ли умер? И, узнав от сотника, отдал тело Иосифу. Он, купив плащаницу и сняв Его, обвил плащаницею, и положил Его во гробе, который был высечен в скале, и привалил камень к двери гроба. Мария же Магдалина и Мария Иосиева смотрели, где Его полагали.
От Луки
(Лк. 23:50-56)
Тогда некто, именем Иосиф, член совета, человек добрый и правдивый, не участвовавший в совете и в деле их; из Аримафеи, города Иудейского, ожидавший также Царствия Божия, пришёл к Пилату и просил тела Иисусова; и, сняв его, обвил плащаницею и положил его в гробе, высеченном [в скале], где ещё никто не был положен. День тот был пятница, и наступала суббота. Последовали также и женщины, пришедшие с Иисусом из Галилеи, и смотрели гроб, и как полагалось тело Его; возвратившись же, приготовили благовония и масти; и в субботу остались в покое по заповеди.
От Иоанна
(Ин. 19:38-42)
После сего Иосиф из Аримафеи — ученик Иисуса, но тайный из страха от Иудеев, — просил Пилата, чтобы снять тело Иисуса; и Пилат позволил. Он пошёл и снял тело Иисуса. Пришёл также и Никодим, — приходивший прежде к Иисусу ночью, — и принёс состав из смирны и алоя, литр около ста. Итак они взяли тело Иисуса и обвили его пеленами с благовониями, как обыкновенно погребают Иудеи. На том месте, где Он распят, был сад, и в саду гроб новый, в котором ещё никто не был положен. Там положили Иисуса ради пятницы Иудейской, потому что гроб был близко.
Историки, изучая евангельский рассказ, приходят к выводу, что погребение Иисуса было выполнено в соответствии с иудейскими погребальными традициями того времени.






Закрыть

Стра́сти Христо́вы

(из праслав. *strastь «страдание» < *strad- «страдать»[1]) — согласно Евангелиям, совокупность событий, принёсших Иисусу Христу физические и духовные страдания в последние дни и часы его земной жизни. Церковь вспоминает их в последние дни перед Пасхой, в Страстную седмицу, в течение которой верующие постепенно готовятся к празднику.

Особое место среди Страстей Христовых занимают события, произошедшие после Тайной вечери: арест, суд, бичевание и казнь. Распятие — кульминационный момент Страстей Христовых. Христиане верят, что многие из Страстей были предсказаны пророками Ветхого Завета и самим Иисусом Христом.






Закрыть

Иисус Христос на суде у Пилата

. (Глава из "Закона Божия" протоиерея Серафима Слободского).

Первосвященники и начальники еврейские, осудив Иисуса Христа на смерть, сами не могли привести в исполнение своего приговора без утверждения начальника страны - римского правителя (игемона или претора) в Иудее. В это время римским правителем в Иудее был Понтий Пилат. По случаю праздника Пасхи, Пилат находился в Иерусалиме и жил недалеко от храма, в претории, то-есть в доме главного судьи, претора. Перед преторией была устроена открытая площадка (каменный помост), которая называлась лифостротон, а по-еврейски гаввафаа.

Рано утром, в ту же пятницу, первосвященники и начальники иудейские привели связанного Иисуса Христа на суд к Пилату, чтобы он утвердил смертный приговор над Иисусом. Но сами не вошли в преторию, чтобы не оскверниться перед Пасхой входом в дом язычника. Пилат вышел к ним на лифостротон и, увидев членов синедриона, спросил их: "в чем вы обвиняете этого Человека?" Они отвечали: "если бы Он не был злодей, то мы не предали бы Его тебе". Пилат сказал им: "возьмите Его вы, и по закону вашему судите". Они же сказали ему: "нам не позволено предавать смерти никого". И начали обвинять Спасителя, говоря: "Он развращает народ, запрещает давать подать кесарю и называет Себя Христом Царем". Пилат спросил Иисуса Христа: "Ты Царь Иудейский?" Иисус Христос ответил: "ты говоришь" (что значит: "да, Я Царь"). Когда же первосвященники и старейшины обвиняли Спасителя, Он ничего не отвечал. Пилат сказал Ему: "Ты ничего не отвечаешь? Видишь, как много против Тебя обвинений". Но и на это Спаситель ничего не ответил, так что Пилат дивился. После этого Пилат вошел в преторию и, призвав Иисуса, снова спросил Его: "Ты Царь Иудейский?" Иисус Христос сказал ему: "От себя ли ты говоришь это, или другие сказали тебе о Мне?" (т. е. сам ли ты так думаешь или нет?) "Разве я иудей?" - ответил Пилат, - "Твой народ и первосвященники предали Тебя мне; что Ты сделал?" Иисус Христос сказал: "Царство Мое не от мира сего; если бы от мира сего было царство Мое, то служители (подданные) Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан Иудеям; но ныне царство Мое не отсюда". "Итак Ты Царь?" спросил Пилат. Иисус Христос ответил: "Ты говоришь, что Я Царь. Я на то и родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать об истине; всякий, кто от истины, слушает Моего голоса". Из этих слов Пилат увидел, что перед ним стоит проповедник истины, учитель народа, а не возмутитель против власти Римлян. Пилат сказал Ему: "что есть истина?" И, не дожидаясь ответа, вышел к иудеям на лифостротон и объявил: "я не нахожу никакой вины в этом Человеке". Первосвященники же и старейшины настаивали, говоря, что Он возмущает народ, уча по всей Иудеи, начиная от Галилеи. Пилат, услышав о Галилее, спросил: "разве Он Галилеянин?" И узнав, что Иисус Христос из Галилеи, он велел отвести Его на суд к галилейскому царю Ироду, который, по случаю Пасхи, был также в Иерусалиме, Пилат был рад отделаться от этого неприятного суда.

ПРИМЕЧАНИЕ: См. в Еванг: от Матф., гл. 27, 2, 11-14; от Марка, гл. 15, 1-5; от Луки, гл. 15, 1-7; от Иоанна, гл. 18, 28-38.






Закрыть

Омовение Христом ног ученикам


Омовение ног ученикам описано только в Евангелии от Иоанна. Согласно его рассказу, в начале тайной вечери:
Иисус, зная, что Отец все отдал в руки Его, и что Он от Бога исшел и к Богу отходит, встал с вечери, снял с Себя верхнюю одежду и, взяв полотенце, препоясался. Потом влил воды в умывальницу и начал умывать ноги ученикам и отирать полотенцем, которым был препоясан. Подходит к Симону Петру, и тот говорит Ему: Господи! Тебе ли умывать мои ноги? Иисус сказал ему в ответ: что Я делаю, теперь ты не знаешь, а уразумеешь после. Петр говорит Ему: не умоешь ног моих вовек. Иисус отвечал ему: если не умою тебя, не имеешь части со Мною. Симон Петр говорит Ему: Господи! не только ноги мои, но и руки и голову. Иисус говорит ему: омытому нужно только ноги умыть, потому что чист весь; и вы чисты, но не все. Ибо знал Он предателя Своего, потому и сказал: не все вы чисты. Когда же умыл им ноги и надел одежду Свою, то, возлегши опять, сказал им: знаете ли, что Я сделал вам? Вы называете Меня Учителем и Господом, и правильно говорите, ибо Я точно то. Итак, если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу. Ибо Я дал вам пример, чтобы и вы делали то же, что Я сделал вам. Истинно, истинно говорю вам: раб не больше господина своего, и посланник не больше пославшего его. Если это знаете, блаженны вы, когда исполняете

— Ин. 13:3-17
Символическое значение
В иудейской традиции существовали различные ритуальные омовения перед участием в разных обрядах. В данной истории Иисус и ученики участвовали в священной трапезе пасхи. До начала трапезы каждый должен был омыть своё тело по обряду. Когда участники священной трапезы доходили до места, их ноги были осквернены, поэтому слуги, не участвовавшие в трапезе, омывали ноги гостям. Когда Иисус подошёл к Петру для омовения его ног в образе полураздетого раба (так как он снял с себя верхнюю одежду), Пётр отказался от услуг Учителя, считая неприемлемым дать Ему умыть свои ноги, унизив Учителя до уровня раба. Затем Пётр предложил, чтобы Иисус умыл ему руки и голову, таким образом соглашаясь на услуги не раба, а раввина, так как раввины совершали священные омовения своих учеников (Ин. 2:22-23). Но Иисус преднамеренно занял позицию слуги, а не господина или священника. Этим самым Он в корне изменил устои отношений между сословиями. Когда Пётр попытался отказаться от Его услуг, не желая изменять принятых правил, то Иисус заявил: «если не умою тебя, не имеешь части со Мною». В этом эпизоде проявлена основополагающая мысль христианского учения: быть слугой ближним своим несмотря на твоё положение в обществе.






Закрыть

Преображение Господне

(греч. метаморфосис, лат. transfiguratio) – значит «превращение в другой вид», «изменение формы» (отсюда «метаморфозы»). Так называется одно из важнейших событий евангельской истории, происшедшее незадолго до последней Пасхи Иисуса Христа. О нем рассказывают три евангелиста: Мф.17:1-13, Мк.9:2-13 и Лк.9:28-36.

Через восемь дней после торжественного исповедания ап. Петром своего Учителя Мессией (Христом), – пишет евангелист Лука, – Иисус, «взяв с Собою Петра, Иоанна и Иакова, взошел на гору помолиться. И во время молитвы лицо Его вдруг изменилось, а одежда стала сверкающей белизны. И два человека беседовали с Ним, – это были Моисей и Илья, явившиеся в сиянии небесной славы. И говорили они об исходе, который предстояло Ему совершить в Иерусалиме.

А Петр и его спутники забылись дремой, а когда очнулись, увидели сияние Его славы и двух мужей, стоящих рядом с Ним. И когда те собирались покинуть Его, Петр сказал Иисусу: «Наставник, как хорошо нам здесь быть! Давай мы устроим здесь три шатра: один для Тебя, один для Моисея и один для Илии!» «Он не знал и сам, чтo говорил, – замечает Лука и продолжает. – И еще он не договорил, как появилось облако и накрыло их своей тенью. Ученики, оказавшись в облаке, испугались. Но из облака раздался голос, сказавший: «Это есть Сын Мой избранный, Его слушайте!» И когда голос умолк, оказалось, что Иисус один. Ученики сохранили это в тайне и никому в то время не рассказали о том, что видели» (Лк.9:28-36).

А евангелист Марк уточняет: «Когда они спускались с горы, Иисус велел, чтобы они никому не рассказывали о том, что видели, до тех пор, пока Сын Человеческий не встанет из гроба. Они это исполнили, но между собой толковали: «Что значит встать из гроба?"» (Мк.9:9-10).

Исторический и богословский смысл этого важного эпизода Священной истории ясен. Вспомним о том, что Иисуса Христа не только простой народ, но даже ученики считали прежде всего земным царем-воителем. И лжемессианские иллюзии сохранялись у апостолов даже после Его Вознесения, вплоть до Пятидесятницы! Поэтому Господь приоткрывает им завесу будущего и являет Себя Сыном Божиим, владыкой жизни и смерти. Он заранее уверяет учеников в том, что близкие страдания – не поражение и позор, но победа и слава, увенчанная Воскресением.

При этом Христос прибегает к судебному правилу, сформулированному в Законе Моисея: «При словах двух свидетелей... состоится всякое дело» (Втор.19:15). Этим Он юридически опровергает нелепые обвинения со стороны книжников и фарисеев в нарушении им еврейского законодательства. Призывая Себе в «свидетели» самого Законодателя (!) и грозного пророка Илию, – которые говорят с Ним о Его «исходе» к смерти и Воскресению, – Христос удостоверяет апостолов в согласии Своего дела с Законом Моисея. Он надеется, что хотя бы ближайшие ученики не поддадутся отчаянию, но сами станут опорой сомневающимся. Таков смысл празднуемого события.

На иконах праздника Иисус обычно предстает в ореоле «фаворского света» – сияния, явившегося апостолам. Слева и справа от Него – Илия и Моисей, который держит в руках «Скрижали завета» – каменные доски с десятью важнейшими законами. У их ног – апостолы, павшие на лица и прикрывающие их руками от нестерпимого света, устремляющегося к ним в виде изломанных лучей.